МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Хочется больше стройных доказательств». Реакция украинцев на поимку подозреваемых в убийстве Павла Шеремета

«Хочется больше стройных доказательств». Реакция украинцев на поимку подозреваемых в убийстве Павла Шеремета

Украинская общественность пока что скептически относится к итогам расследования убийства журналиста Павла Шеремета в 2016 году, о которых заявила полиция Украины, и задержанию подозреваемых — ветеранов боевых действий на Донбассе.

Результаты расследования, обнародованные МВД Украины, на первый взгляд выглядят сенсационными — хотя версия о причастности украинских ультрапатриотов к убийству Шеремета звучала и ранее. Также уже называлась в качестве мотива убийства и «дестабилизация политической ситуации». Впрочем, этот мотив стыковали в основном с версией «российского следа», согласно которой спецслужбы РФ убили известного журналиста, чтобы показать несостоятельность украинской власти и правоохранительной системы, спровоцировать беспорядки и внутренний кризис. С «националистической» версией увязывали в качестве мотива месть Шеремету за его враждебные националистам высказывания. Припоминали, например, текст Шеремета на сайте «Украинской правды», в котором журналист негативно высказывался о «людях в камуфляже», прикрывающихся статусом ветеранов войны и творящих произвол на улицах.

Теперь выясняется, что Шеремета убили действительно люди с ветеранским прошлым, и действительно ультраправых взглядов. А мотивом у них была «дестабилизация ситуации». По крайней мере, такова официальная точка зрения МВД.

Следует отметить, что мало кто в Украине, не считая президента Владимира Зеленского, отнесся к озвученной полицией версии с большим доверием. Реакция колеблется от осторожной («давайте дождемся новых фактов и выслушаем подозреваемых и их адвокатов») до гневной, в фазе острого неприятия («Зеленский и Аваков приступили к репрессиям, к зачистке украинских патриотов по фейковым обвинениям»).

Часть приведенных генералами МВД доказательств вины подозреваемых выглядит убедительно. Другая часть приемлема, но все же вызывает сомнения. Некоторые соображения на доказательства не тянут и вовсе.

Во время похорон Павла Шеремета. Фото: Петр Сивков / ТАСС

Одно из самых важных доказательств вины подозреваемых — разведывательные мероприятия, которые, по версии МВД, проводились в районе местожительства Шеремета за несколько дней до его гибели. По данным полиции, разведку вела медсестра 25-го батальона воздушно-десантных войск Яна Дугарь. Некая девушка фотографировала уличные камеры видеонаблюдения, и сама на записях этих же камер и была зафиксирована. Девушка действительно похожа на Яну Дугарь.

Также следственная группа пытается связать убийство Шеремета с еще двумя преступлениями — подрывом опоры линии электропередач в Херсонской области в 2015 году и покушением на убийство бизнесмена в Ивано-Франковской области в 2018 году.

Организатором взрыва в Херсонской области следствие считает человека по прозвищу «Нацик». На месте этого преступления присутствовал мужчина в кофте с принтом. Принт, по мнению полиции, похож на принт на одежде одного из участников убийства Шеремета. Отрабатывая связи «Нацика», полиция вышла на Андрея Антоненко, музыканта, известного как «Riffmaster». Во время войны на Донбассе он пошел добровольцем на фронт, был сержантом Сил специальных операций армии Украины. Сочиненная Андреем Антоненко песня «Тихо пришел, тихо ушел» фактически стала гимном Сил специальных операций.

Антоненко — близкий знакомый одной из главных фигуранток этого уголовного дела, Юлии Кузьменко, известной также по позывному «Лиса». Именно Кузьменко, по мнению следователей, минировала автомобиль Шеремета в ночь перед его убийством, а Антоненко ее сопровождал.

Юлия Кузьменко — профессиональный врач, детский хирург-кардиолог. Она была медиком Евромайдана, затем волонтером в зоне военных действий на Донбассе. Ее арест вызвал наибольшее острое неприятие в кругах ветеранов и гражданских активистов — среди этих людей в виновность Юлии мало кто верит.

Что касается попытки убийства бизнесмена на Западной Украине, то расследование этого дела позволило полиции выйти на еще двух человек, причисляемых к группе убийц Шеремета. Это супруги Владислав («Буча») и Инна («Пума») Грищенко, тоже ветераны донбасской войны. Владислав Грищенко — специалист по минно-взрывному делу. По мнению следственной группы, изготовленное им для убийства бизнесмена взрывное устройство схоже с бомбой, оборвавшей жизнь Шеремета. В МВД заявляют, что именно супруги Грищенко изготовили взрывчатку для машины, в которой ехал журналист.

Взорванный автомобиль Павла Шеремета. Фото: Василь Шевченко / ТАСС

Многочисленные фрагменты телефонных переговоров между подозреваемыми, прослушанные журналистами во время брифинга МВД, не выглядят убедительными доказательствами. Эти фрагменты эмоциональны, зачастую вырваны из контекста. Никаких явных заявлений, однозначно свидетельствующих о причастности подозреваемых к убийству журналиста, во время этих разговоров не звучит.

Также в МВД ссылаются на экспертизу телосложения и походки подозреваемых Антоненко и Кузьменко. К расследованию был привлечен британский специалист по судмедэкспертизе Айван Бирч. Эксперты пришли к выводу, что именно Кузьменко и Антоненко видны на записях с уличных камер возле дома Шеремета в ночь перед его убийством.

Более убедительная, но все же косвенная улика — молчавшие в ночь перед убийством телефоны Кузьменко и Антоненко. Взрывчатку под машину журналиста преступники закладывали в ночь на 20 июля 2016 года. У Антоненко телефон был выключен с 23:24 19 июля до 7:23 20 июля. У Кузьменко телефон не функционировал с 19:36 19 июля до 9:19 20 июля.

Сдержанно на обнародованные результаты расследования реагируют и украинские журналисты. Особенный скепсис вызывает мотив, приписываемый подозреваемым — «дестабилизация политической ситуации в Украине».

«Все эти годы рассматривалась версия о профессиональной деятельности Павла, теперь стала «общая дестабилизация«… И так получается, эта группа, по информации от полиции, и столбы подрывает, и решила журналиста известного взорвать. Хочется больше стройных доказательств», — сказала в интервью hromadske.ua главный редактор издания «Следствие.Инфо» и одна из авторов журналистского расследования об убийстве Шеремета Анна Бабинец.

«Волна недоверия в фейсбуке к результатам следствия вызвана тем, что система себя давно дискредитировала. И в хорошее следствие большинство людей просто не верит. Ну и лично министру Арсену Авакову, конечно, тоже. Приход на пресс-конференцию президента Зеленского и генпрокурора Рябошапки — тоже доверия не добавила, скорее потянуло политикой, пиаром и показухой» — пишет украинская журналистка Ирина Ромалийская. Впрочем, Ромалийская также отмечает, что «нужно дождаться окончания следствия и доказательств в суде».

Самое слабое место в логических построениях полиции — отсутствие у подозреваемых понятного мотива. Широко распространенную реакцию на брифинг МВД со стороны украинских журналистов и блогеров можно сформулировать так:

«"Дестабилизация» сама по себе не является мотивом, это штамп. Дестабилизация какого рода имеется в виду? Дестабилизация с какой целью? Для провоцирования каких действий? Для достижения каких целей? Для какого пропагандистского, медийного эффекта?"

Ответов на эти вопросы у следствия пока нет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: