in

«Роста населения в России не будет лет 15». Демограф Алексей Ракша — о последствиях пандемии

Беременная женщина говорит по мобильному телефону.
Фото: Виктор Коротаев / Коммерсантъ

Уровень смертности в России в этом году благодаря COVID-19 побьет многолетний рекорд, а рождаемость будет по-прежнему низкой из-за эффекта 1990-х годов. Об этом «МБХ медиа» рассказал независимый демограф Алексей Ракша: по его оценке, численность населения России может снижаться следующие 15-20 лет. Прогнозы специалиста — в нашем материале.

О том, как складывалась демографическая ситуация до пандемии коронавируса
Экс-демограф Росстата Алексей РакшаАлексей Ракша
Алексей Ракша

— Даже до COVID-19 особых поводов для оптимизма не было. Во-первых, мы находимся на спаде демографической волны, то есть продолжаем ощущать «эхо 90-х». Тогда родилось очень мало детей, сейчас они входят в возраст 20-25 лет, и мы получаем эхо — то есть малочисленное поколение, в свою очередь, производит малочисленное поколение. И этот процесс, по идее, должен затухать, то есть на второе и третье эхо все должно исчезать. Это пока первое эхо девяностых, но даже оно не оказалось бы таким резким, если бы не было снижения рождаемости на одну женщину, которое идет у нас после 2015 года. К тому времени рост рождаемости на фоне посткрымской эйфории, материнского капитала и инерционных экономических успехов нулевых и начала десятых продолжался, но потом все резко обвалилось. Произошло это в 2016 году по очень простой причине — из-за того, что продлили маткапитал на два года. 

Дело в том, что российским женщинам и семьям не отвечали на вопрос, будет ли продлена программа маткапитала или нет. Она должна была завершиться в самом конце 2016 года. Сам по себе ограниченный срок действия такой фундаментальной и мощной программы — это очень неправильно. Программа должна быть бессрочной. Тогда мы бы не увидели такого взлета рождаемости в 2014-2015 годах, но потом и не было бы такого провала. Весь 2015 год шли очень сильные споры экономического и социального блока правительства о том, продлевать маткапитал или нет. В итоге народ очень разнервничался и все поспешили обзавестись вторыми детьми, пока не поздно. Потом все-таки Путин выступил и в декабре 2015 года продлил маткапитал, а спустя девять месяцев рождаемость рухнула и шла на спад больше года. Потом этот спад замедлился, но через два года Путин еще раз продлил маткапитал, и еще через девять месяцев рождаемость еще раз пошла вниз. 

Впереди по рождаемости нас вообще ничего хорошего не ждет. Маткапитал переведен на первого ребенка — это, возможно, вызовет небольшой прирост, но совершенно не исправит ситуацию даже сейчас, а в дальнейшем это будет служить демотиватором рождения вторых детей. То есть в целом эта мера вредная.

Никакого роста населения в нашей стране не ожидается в ближайшие лет 15 точно. Будет сокращение даже с учетом иммиграции. По моему прогнозу, к 2030 году в стране будет проживать около 140 миллионов человек, а к 2040-му — 138 миллионов. После 2030-го начнет подходить многочисленное поколение маткапитала нулевых, поэтому начнется замедление снижения населения.

О COVID-19 и его влиянии на смертность

— Что касается смертности, то там прогресс шел очень бодро и хорошо начиная с 2005 года. Продолжительность жизни с тех пор выросла примерно на восемь лет, мы потихоньку догоняли развитые страны. Снижалась смертность от алкоголизма, курить меньше стали, развивалась высокотехнологичная помощь. COVID-19 все это резко обломал, и в этом году умрет примерно на 300 тысяч человек больше, чем в прошлом: вместо 1,8 миллиона — 2,1 миллиона. Это огромный откат, шоковая ситуация. Думаю, что и в начале следующего года продолжится эта избыточная смертность, потому что вирус никуда не уходит пока. Я буду очень рад, если мы остановимся на 450 тысячах погибших по итогам этой пандемии — или хотя бы в этом холодном сезоне, до следующего апреля.

В итоге у нас продолжительность жизни в этом году снизится больше чем на два года, до 71 года. То есть откатимся назад примерно на уровень 2013-2015 годов. Это один из худших показателей среди развитых стран, но откат не такой большой, потому что до этого продолжительность жизни быстро росла. А вот в США, например, продолжительность жизни снизится года на полтора, но они откатятся примерно на уровень 2005-2006 года. У них рост продолжительности жизни в последние 10 лет практически отсутствовал. При этом у них продолжительность жизни до сих пор выше нашей примерно на пять лет.

Работники кладбища в защитных костюмах
Похороны умершего от коронавируса. Фото: Евгений Софийчук / ТАСС

В следующем году, надеюсь, все-таки людей умрет поменьше, а продолжительность жизни будет побольше, но ни о каком возврате даже на уровень 2019 года речи не идет. Что будет дальше, непонятно. С одной стороны, есть понятие «эффект жатвы», когда вымирают самые старые и слабые больные, и потом люди уже умирают меньше, что поднимает продолжительность жизни в последующие годы после катастрофы. А с другой стороны, мы видим, что COVID-19 оставляет очень много хронических побочек, и непонятно, какое состояние здоровья будет через несколько лет у тех, кто переболел.

Еще один фактор — миграция. В эпоху COVID-19 границы закрыты, и миграционный прирост в этом году будет очень небольшим, около 100 тысяч, скорее всего — в противоположность традиционным 300 тысячам. В итоге естественная убыль населения в этом году составит около 650 тысяч человек, а в целом население сократится на 520-540 тысяч человек. Такого у нас не было очень давно — с начала нулевых годов, пожалуй.

Об особенностях смертности от коронавируса

— Основной фактор — это прямые потери от COVID-19. На них приходится около 80% избыточной смертности в России. Оставшаяся часть — косвенные потери (речь идет, к примеру, о смертях от других причин, наступивших в связи с неоказанием медицинской помощи из-за загруженности больниц. — «МБХ медиа»).

Косвенную смертность от COVID-19 нельзя посчитать точно, но можно прикинуть с достаточно большим разбросом. Например, можно посмотреть, насколько изменился стандартизованный коэффициент смертности от различных видов онкологических заболеваний в этом году по сравнению с прошлым. Но такая информация у нас будет только летом. 

Исходя из того, насколько увеличилась смертность от онкологии, которая в наименьшей степени связана с COVID-19, мы поймем, как изменилась смертность по другим классам причин смерти. Потому что не секрет, что наши больницы по приказу Минздрава коронавирус очень часто перекидывают и в сердечно-сосудистые заболевания, и в пневмонию, и в болезнь почек, и в диабет. Потому что группы риска — это люди как раз с такими хроническими заболеваниями. По всем эпидемиологическим правилам и рекомендациям ВОЗ, в случае заражения и смерти после него главной причиной смерти таких пациентов должен ставиться COVID-19, но в России это происходит только примерно в четверти случаев. А Роспотребнадзор и «Стопкоронавирус» дополнительно еще рихтуют эти данные руками, и таким образом официальная смертность от COVID-19 составляет всего-навсего 18% от избыточной. Это уровень самых слаборазвитых стран, у которых вообще отсутствует нормальная диагностика и статистика. Но у нас сознательно занижаются потери именно от коронавируса.

Надеюсь, что у нас не начнут фальсифицировать еще и общую смертность, хотя ЗАГСы уже не справляются. Мы видим, что по итогам ноября мордовский ЗАГС не справился — он завален справками о смерти. Цифры, которые вы сейчас видите за ноябрь у них на сайте — это, конечно, далеко не полные данные, потому что мордовский ЗАГС только недавно начал разгребать справки за ноябрь. И я подозреваю, что очень похожая ситуация и в Тульской области, и в некоторых других регионах.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рассмотрение Басманным судом ходатайства о продлении ареста экс-губернатору Хабаровского края Фургалу

ОНК: в СИЗО Фургалу не дают отправлять и получать письма

Возле офиса инспекции Федеральной налоговой службы

Банки в январе начнут передачу данных об электронных кошельках в ФНС