МБХ медиа
Сейчас читаете:
Шубы и зубы: как московские торговцы мехом воюют с таможенниками

70-летняя москвичка Ольга Малофеева вот уже больше года борется с московской таможней: она утверждает, что весь ее товар законно растаможен и не хочет платить за оформление повторно — особенно в карман таможеннику. У пенсионерки — миллионные убытки и зафиксированные в травмпункте побои (по ее словам, нетрезвый офицер таможни ее поколотил). Он же обвиняет предпринимательницу в том, что она его покусала (ст. 318 УК). «МБХ медиа» рассказывает, какими путями таможня зарабатывает «прибавку к зарплате», сколько стоит легализовать контрафактные меха через «левое» ИП и есть ли жизнь после таможенной проверки.

«Это просто беспредел и бандитизм, я не встречала ничего подобного за 30 лет в меховом бизнесе», — рассказывает 70-летняя Ольга Малофеева, владелица небольшого магазина в московском ТЦ «Галерея Водолей» у метро Домодедовская. По ее словам, начав еще в 90-е, она ведет бизнес легально — у нее нет контрабанды и контрафакта.

С недавних пор с этим все строго: в 2016 году ввели обязательную маркировку меховых изделий специальными КИЗами — контрольными идентификационными знаками, то есть чипами. Они действуют на территории всего Евразийского экономического союза, куда входят Россия, Армения, Белоруссия, Казахстан и Киргизия. Обнаружить нелегальный товар на рынке не так уж сложно даже обычному покупателю. Всю информацию о шубе получают, просто считав код с КИЗов с помощью специального приложения.

До этих нововведений серый меховой импорт в России превышал легальный как минимум в десять раз. После начала маркировки количество задекларированных изделий увеличилось в 1,5 раза. Точно оценить объемы нелегального мехового рынка невозможно, известно лишь, что с 2016 года в системе зарегистрировалось более 13 тысяч участников оборота шуб, а промаркировано более 7,5 миллиона изделий. Предполагается, что все они пришли с «теневой стороны».

По словам предпринимателей, официальное оформление меха на таможне добавляет к его закупочной цене около половины, а иногда и больше. Импортер должен заполнить декларацию и внести все платежи — таможенные пошлины, налоги, акцизы и сборы, предъявить документы от производителя и сертификаты. «Взгляните, сколько процедур придумано, различных сертификатов и прочего. На самом деле это не для того, чтобы ввозить товары, а чтобы собирать коррупционную ренту», — говорит председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

Таможенник Сергей и брокер Алексей

В начале марта 2019 года Малофеевой нужно было сменить поврежденные КИЗы на некоторых шубах, по ее заявлению приехала выездная проверка Центрального таможенного управления. «Пришли интеллигентные, образованные люди, они все проверяли по закону, разъясняли требования. Начальником проверки был Александр Сковородников», — вспоминает владелица мехового салона.

Но приехавших сотрудников отстранил Сергей Цуканов, и.о. начальника Отдела таможенного контроля после выпуска товаров Центрального таможенного управления, и начал заниматься салоном Малофеевой лично. Она предоставила ему все документы, подтверждающие, что шубы у нее находятся законно: договоры поставки, спецификации, акты таможенного декларирования и выпуска товара (копии деклараций есть в распоряжении редакции. — «МБХ медиа»). По мнению адвоката женщины Станислава Рыбчинского, на их основании проверку можно было бы прекратить в течение месяца. Но, по словам Малофеевой, Цуканов «демонстративно проигнорировал» представленные ей документы.

При этом, как указывает Кирилл Кабанов, товар изначально мог пройти таможенное оформление с нарушением правил. «Здесь все слишком персонифицировано и очень многое просто решает человек. А он может просто ошибиться или попытаться извлечь выгоду», — указывает он. По словам Кабанова, инспектор может «придраться» в документах практически к чему угодно.

Оформляется, а именно растамаживается товар только при помощи посредников — таможенных брокеров, которые уполномочены государством и имеют на свою деятельность соответствующую лицензию. Кабанов уточняет: «Закон позволяет попытаться пройти таможенное оформление самостоятельно, но в России всегда это делают только таможенные брокеры».

Во время проверки Цуканов не раз прямо указывал Малофеевой, что ей нужно заплатить повторный таможенный сбор (40 тыс. рублей за каждую шубу) конкретному таможенному брокеру, некому Алексею. Она принципиально отказалась это делать. «Я уверена, что от брокера он получил бы материальное вознаграждение», — говорит предпринимательница.

Адвокат отмечает: «Он направляет именно к конкретному брокеру, из-за чего можно предполагать, что между ними есть какая-то договоренность. Если бы его искренне заботила проблема таможенных платежей, он бы как минимум сказал — растамаживайте у кого хотите, только принесите бумаги».

Кирилл Кабанов подтверждает, что такая схема действительно существует: «Таможенный брокер проводит оформление и за это получает плату. Это его официальный заработок. Потом он часть прибыли отдает тем людям, которые помогают ему вести бизнес». Председатель Национального антикоррупционного комитета предполагает, что таможня получает деньги не за конкретного клиента, а раз в какое-то определенное время — за сотрудничество в целом. «Но на самом деле это уже нарушение, навязывание конкретной коммерческой услуги брокера, это противозаконно», — отмечает Кабанов.

Сам Сергей Цуканов ответил «МБХ медиа» так: «У меня нет информации, что я направлял кого-то». И посоветовал обратиться в службу противодействия коррупции Таможенного управления, если есть объективные доказательства. Брокер Алексей, которому нам удалось дозвониться, сказал, что у него с московской таможней исключительно законные и рабочие отношения, и не смог точно сказать, знает ли он Малофееву.

Фото: Арина Кочемаров / МБХ медиа

Побои, укусы, изъятие товара и миллионные убытки

С марта Малофееву практически не беспокоили: проверка шла, Цуканов лишь изредка просил привезти какие-либо документы. 15 июля, когда уже с начала выездной проверки прошло больше трех месяцев, хотя по закону ее срок не может превышать и двух, Малофеева сама позвонила таможеннику, чтобы узнать, как она продвигается.

Цуканов же считает, что он не превысил сроки проведения проверки, установленные кодексом Евразийского экономического союза. На вопрос «МБХ медиа» о том, как проверка, начавшись в марте, идет до сих пор, хотя до сентября не было предоставлено никаких документов о ее продлении, таможенник ответил: «У меня другая информация. Я не могу раскрывать сведения о ходе проверки, могу лишь не согласиться с вашим доводом».

Цуканов приехал по звонку предпринимательницы. «Совсем не выглядел, как таможенник, был не в форме, а в растянутой серой майке, спортивных штанах, с запахом перегара. Когда он понял, что денег не добьется, он заявил, что будет изымать товар», — рассказывает Ольга Малофеева.

Вечером Цуканов вернулся с помощником, не предъявив удостоверения и каких-либо документов, начал вешать пломбу на двери отдела. Малофеева пыталась ему помешать и требовала документы. Между ними произошла потасовка — таможенник насильно пытался ее удержать, пока его помощник устанавливал пломбы на ручки дверей салона. Произошедшее подтверждают сотрудники торгового центра и записи с камер.

Малофеева вызвала полицию, из отдела ее увезли с кровотечением из носа в травмпункт. «Я онкобольная, инвалид третьей степени, у меня удалены лимфоузлы», — рассказывает она. В травмпункте предпринимательница зафиксировала повреждения и подала на Цуканова заявление в ОВД Орехово-Борисово Северное.

С тех пор, с середины июля по сентябрь, по словам Малофеевой, в ее магазин ежедневно приезжали шесть сотрудников таможни и два бойца Специального отряда быстрого реагирования (СОБР) — в масках и автоматами. Таможенники переписывали товар. «Изделий у меня на весь отдел — 191 штука, их можно было пересчитать за два часа. Сотрудники ТЦ не могли никак понять, что каждый день у меня люди вооруженные ищут — наркотики, оружие? Работа магазина была парализована. Это был уже психологический прессинг, — рассказывает предпринимательница, — Давил на меня. Он хуже, чем бандит!»

По закону, таможенный осмотр помещений и территорий должен проводиться в максимально короткие сроки — не дольше одного рабочего дня. Но проводили его каждый день полтора месяца. В ходе проверки в магазин приезжали разные сотрудники: по словам Малофеевой, Цуканов пять раз поменял команду.

Всего было составлено три акта изъятия товаров — на 24 июля, 29 и 30 августа — суммарно на весь товар, что был в салоне. «Писал, и даже не указывал в них основания, но не изымал, он ждал, что я испугаюсь и предложу деньги. Какой смысл писать акт изъятия и не изымать товар?», — спрашивает предпринимательница.

Фото: Арина Кочемаров / МБХ медиа

6 сентября Цуканов приехал изымать изделия по этим актам, хотя они «живут» один день. Товар увезли — Малофеевой остался лишь неверно оформленный (по словам адвоката) акт приема-передачи. Среди изъятого даже товары российского производства — 15 дубленок.

Изъятие снимал на видео муж предпринимательницы — 70-летний Вадим Малофеев. За это, по словам Малофеевой, таможенник ударил его локтем в грудь. В конце октября Вадима Малофеева пришлось госпитализировать — разошлись скобы, соединяющие ребра после тяжелой операции на сердце, сделанной в феврале. Врачи установили, что это произошло в результате травмы. Мужчина до сих пор находится в госпитале. Адвокат Рыбчинский подал на Цуканова заявление о побоях в ГСУ СК России по Москве 30 октября.

Еще в середине августа предпринимательница написала жалобу в Московскую межрегиональную транспортную прокуратуру, откуда ей 18 сентября пришел ответ, что в действиях Цуканова есть нарушения закона и таможне внесено представление об их устранении (копия ответа есть в распоряжении редакции. — «МБХ медиа»). Среди нарушений — неправильно оформленное постановление о проведении проверки и другие документы, нарушение порядка изъятия товаров при проведении выездной таможенной проверки. Предписание прокуратуры таможня не рассмотрела — как и заявление Малофеевой о превышении Цукановым должностных полномочий.

В середине октября Малофееву вызвали в Нагатинский межрайонный следственный отдел. На нее написал заявление Цуканов, обвиняя ее в применении насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК) — то есть, к нему самому. Якобы 15 июля, когда он впервые опломбировал меховой отдел, предпринимательница его укусила. Малофеева отрицает: «Я брезгливый человек, я бы этого не сделала, я что — собака, его кусать? Маразм какой-то!».

Теперь, по словам адвоката, предпринимательница проходит по делу как подозреваемая, ее уже вызывали на допрос — вину она не признает. Цуканов, на вопрос о том, подавал ли он заявление на Малофееву заявил, что «это никаким образом не относится к проведению проверки».

В Центральном таможенном управлении на запрос «МБХ медиа» ответили, что представление Московской межрегиональной транспортной прокуратуры о нарушениях в ходе проверки вовсе не получали, как и никакой информации о том, что на сотрудника таможни Цуканова написано два заявления о побоях.

Предпринимательница вместе с адвокатом сначала планируют обжаловать изъятие товара — 5 декабря в Арбитражном суде Москвы начнется рассмотрение. Кроме того, они отдельно напишут заявление в Следственный комитет о превышении Цукановым должностных полномочий — так как таможня на жалобу так и не отреагировала. «Это уже использование таможенных корочек, чтобы просто с предпринимателей деньги трясти», — комментирует адвокат.

Всего, по данным Рыбчинского, магазину нанесено прямого ущерба на 3,4 млн рублей, включая аренду, зарплату продавцов, недополученную прибыль и штраф за несвоевременное открытие павильона из-за опломбирования. В эту сумму не входит оплата юридических услуг, имиджевые и банковские потери. Изъятый 6 сентября товар на 28 млн рублей (191 меховое изделие — 152 шубы и 39 пальто), таможня до сих пор не вернула — еще нет результатов проверки.

Фото: Арина Кочемаров / МБХ медиа

Китайские контрабандисты и этаж «пиратских» шуб

Сейчас в Москве можно купить нелегальные шубы, которые, как правило, привезены из Китая. Ради этого даже не придется выезжать за МКАД — шубы без КИЗов (чипов) встречаются в ТЯК «Москва», ТЦ «Садовод» и «Новочеркизовский», которые продолжают традиции закрытого 10 лет назад «Черкизона».

3 октября 2018 года началась крупная таможенная проверка в корпусе «Моссезон» в торгово-ярмарочном комплексе «Москва» в Люблино. Об этом «МБХ медиа» рассказала Дарья (имя изменено) — одна из предпринимательниц, которая работает в комплексе. По ее словам, там торгуют и легальным мехом, и «серым». Среди нелегалов в меховом бизнесе в основном китайцы, которые уже достаточно ассимилировались, чтобы общаться с покупателями на русском языке, но ИП не обзавелись, а без этого растаможить товар невозможно.

Претензии у таможни возникли ко всем — и оформленным предпринимателям, и нелегалам, и с КИЗами, и без них. Весь второй этаж корпуса закрыли как «зону таможенного контроля» — площади простаивают. Дарья утверждает: «В комплексе уже год не работает второй этаж, стоят люди с автоматами (предположительно, СОБР — „МБХ Медиа“)».

Проверку курирует тот же Сергей Цуканов и направляет легализовывать товары через того же брокера Алексея. «Я не знаю, брокер он на самом деле или нет, но без Цуканова он ни одного действия не совершал», — комментирует Дарья.

Шубы у Дарьи не изъяли — по ее словам, она ведет бизнес легально. Цуканов предложил ей повторно растаможить товар, но она, разумеется, отказалась. «Он хочет, чтобы я подписала договор с брокером на растаможку, а ему говорю — с какого дуба я должна на старый товар подписывать документы? Прессовали меня со всех сторон, чтобы я опять растаможила товар, типа иначе на меня уголовное дело заведут, товар заберут и штрафы наложат, — рассказывает предпринимательница. — Товар в 2016 году уже чипирован и у меня есть документы, что я купила его у ИП такого-то на территории России со всеми декларациями».

Продавать шубы Дарья не может — они находятся в зоне таможенного контроля на втором этаже «Моссезона», их все еще проверяют. Она рассчитывает на то, что все закончится благополучно и она сможет продолжить торговлю, поэтому попросила заменить ее имя, боясь, что из-за публикации у нее будут проблемы.

Но у тех, кто пошел на условия таможенников, тоже не все гладко. «Алексей с Цукановым растамаживали товар по 24 тысячи за одно изделие. Без чипов, без документов, без всего — ИП ни у кого не было», — рассказывает Дарья. Спустя год после начала проверки, в октябре 2019-го, половине продавцов вернули товар уже с КИЗами и разрешили им торговать.

Проверка по поводу шуб Дарьи не заканчивалась, а никаких данных о том, на какой она стадии, таможня не представляла. Поэтому предпринимательница обратилась в транспортную прокуратуру. В конце октября, по словам Дарьи, Цуканов снова приехал в «Моссезон» и запретил продавцам вывешивать растаможенные им же шубы с красными КИЗами (импортными). Разрешил продавать только с зелеными — произведенными в России. То есть через две недели после того, как сам же вернул товар, он велел его просто спрятать, увезти с точки.

Фото: Арина Кочемаров / МБХ медиа

«Якобы с этим товаром больше нельзя работать именно в ТК „Москва“. Те деньги, которые продавцы заплатили брокеру, пошли неизвестно на что. Они там что-то напортачили на растаможке. Как это можно товар отдать и потом приехать велеть все спрятать?», — рассказывает Дарья.

«Еще над Цукановым был Петровас (имеется в виду Раймондас Петровас, бывший начальник Московской таможни. — „МБХ медиа“), как только мы обратились в транспортную прокуратуру и началась проверка, его повысили. Уже другого человека поставили. Теперь друг на друга будут валить и следы заметать», — считает Дарья. На место Раймондаса Петроваса 5 ноября назначен бывший руководитель Карельской таможни Алексей Накрошаев.

Китайские продавцы, которые все еще работают на первом полупустом этаже «Моссезона», общаться с «МБХ медиа» не стали. «Там все перепуганные ужасно. Чего вы ожидали? Никто не знает, что происходит», — объясняет Дарья.

Цуканов по поводу проверки в ТЯК «Москва» сообщил, что она проходит, но о каких либо ограничениях ему неизвестно, а детали самой проверки он не может раскрыть.

В администрации комплекса на запрос «МБХ медиа» ответили, что «отношения с арендаторами осуществляется на коммерческой основе и регламентируется договором», поэтому ТЯК «Москва» не комментирует действия арендаторов помещений комплекса.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: