МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Страдает всегда ребенок»: должна ли измениться система опеки детей в России

«Страдает всегда ребенок»: должна ли измениться система опеки детей в России

СПЧ передал Владимиру Путину рекомендации по улучшению системы опеки. Эксперты и автор концепции рассказали «МБХ медиа», почему из семьи следует изымать не ребенка, а родителя, как сделать, чтобы дети не пошли «по этапу», и что такое «замещающие» семьи.

Совет по правам человека на встрече с президентом 10 декабря передал предложения по реформированию системы опеки в России. В нем предлагается создать единую систему для установления опеки. Эксперты фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», от лица которых был передан документ, предлагают несколько существенных изменений.

Изымать ребенка из семьи, по мнению авторов, — это крайняя мера, на которую нужно идти только в случае, если родители представляют неустранимую угрозу для ребенка. Решение о перемещении ребенка из семьи должно приниматься в течение 12 часов, а не за семь дней, как сейчас это предписано Семейным кодексом.

Концепция фонда также предполагает, что удалять из семьи нужно не ребенка, а взрослого, который представляет для него угрозу. Сейчас это почти невозможно — суды отказывают в принудительном выселении даже родителей, которых лишили прав на ребенка. Директор благотворительного фонда «Измени одну жизнь» Яна Леонова добавляет, что часто мамы с детьми «бегают где попало, скрываются от своих сожителей или супругов». «Но куда девать этих товарищей, пока тоже неясно, должна быть создана система для этого. Даже существующее большое число норм не способствует тому, чтобы защитить права ребенка и женщины от таких действий. Могут быть сложности в жилищном законодательстве — например, отец владеет квартирой», — рассказывает Леонова.

Директор фонда «Арифметика добра» Наиля Новожилова рассказала «МБХ медиа», что эта система должна работать в интересах ребенка, а не наоборот. «В случае изъятия из семьи страдает всегда ребенок. Его забирают, дальше он идет „по этапу“. Система должна работать в его интересах, сохранить его семью», — говорит Наиля. По ее мнению, системы, которые помогают ребенку и родителям, у которых его изъяли, должны быть разграничены.

Ещё одно предложение, поступившее Владимиру Путину, — при изъятии ребенка из семьи отдавать его ближайшим родственникам. Такая система существует сейчас, но действует не совсем эффективно. «Если кто-то из родственников явится быстро и оперативно, то он получит временную опеку над ребенком. Другое дело в том, что если сам родственник не пришел и не пожелал забрать ребенка, уговаривать его никто не будет. Опять же, если родственники далеко, то как им успеть?», — рассказывает Новожилова.

По предложению, которое поступило президенту, если родственников, которые готовы принять ребенка, нет, то его отправляют во временную приемную семью до тех пор, пока ситуация в его собственной семье не станет безопасной и стабильной. Члены таких «замещающих» семей будут специально обучены для работы с детьми, пройдут полноценное психиатрическое обследование, будут обеспечивать контакты детей с их родственниками, если это безопасно.

Наиля Новожилова рассказывает, что это должны быть семьи с опытом воспитания детей, часто приемных. «Есть эффект опустевшего гнезда, когда люди вырастили своих детей, им 40−45, у них много энергии, их родительские инстинкты остались и они берут приемных детей», — говорит Наиля. По ее словам, такой метод уже реализован в других странах, можно учиться у них. Новожилова считает, что приемные семьи гораздо гуманнее для ребенка, чем детские дома.

В школах и детских садах эксперты фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» предложили организовать курсы по работе с сиротами и детьми без попечения. При этом нужно выстроить систему обучения и переподготовки для работников детской опеки.

Наиля Новожилова рассказала, что сейчас при приеме на работу для них нет требований к образованию — из обязательного только справка о несудимости. «Профессиональной подготовки у них нет, это большая беда. Есть курсы повышения квалификации, но они в юридической части: как акты заполнять, на каких законах изымать. Детскую психологию они точно не знают. В той же Европе даже судья, принимающая решение о судьбе ребенка, обязана пройти подготовку по психологии для ребенка», — поделилась Новожилова.

«Главное, что ребенок не должен сразу же попадать в детский дом, а родители — сразу лишаться прав на него, — убеждена Яна Леонова».

Директор фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская рассказала «МБХ медиа», что с его помощью они не планировали изменить законодательство. «Я просто прислала Кате Винокуровой [член Совета по правам человека при президенте РФ] посмотреть нашу концепцию. Этот документ — просто концепция, которую мы предлагали в свое время нашим коллегам для того, чтобы выработать общую позицию», — рассказывает Альшанская.

Вопрос о реформировании опеки стал активно обсуждаться в том числе из-за текста «Медузы», где рассказывается о пятилетней девочке, которая с рождения живет в перинатальном центре «Мать и дитя». Ее мать Татьяна Максимова считает ребенка неизлечимо больным, однако врачи утверждают, что девочка полностью здорова. Юридически снять родительские права с родственников девочки очень сложно. «Это на уровне смысла мы понимаем, что ребенок, живущий в этой клетке, по сути в тюрьме больницы, — это не норма. Он имеет право на нормальное, счастливое детство. Эта история показывает, на что наше законодательство направлено: на интересы ребенка или на что-то другое? В данном случае, я думаю, на последнее», — говорит глава благотворительного фонда «Арифметика добра» Наиля Новожилова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: