«Хотят закрыть меня в СИЗО, чтоб я отказался от претензий к ФСИНовцам»: как на избитого осужденного завели еще одно уголовное дело – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Хотят закрыть меня в СИЗО, чтоб я отказался от претензий к ФСИНовцам»: как на избитого осужденного завели еще одно уголовное дело

«Хотят закрыть меня в СИЗО, чтоб я отказался от претензий к ФСИНовцам»: как на избитого осужденного завели еще одно уголовное дело

«Хотят закрыть меня в СИЗО, чтоб я отказался от претензий к ФСИНовцам»: как на избитого осужденного завели еще одно уголовное дело

Осужденного Михаила Голикова, который отбывает наказание в исправительном центре при ИК-27 в Красноярске, еще в августе избили сотрудники ФСИН. Это удалось доказать — заведено уголовное дело о превышении должностных полномочий, но обвинение никому не предъявлено. Теперь, по словам Михаила, избившие его ФСИНовцы угрозами убедили других осужденных написать на него заявления о вымогательстве и через связи добились возбуждения уголовного дела.

Без шанса на УДО

В 2006 году Красноярский краевой суд приговорил Голикова к 20 годам колонии строгого режима за разбойное нападение и сопряженное с ним убийство (пункт «в» части 3 статьи 162 УК и пункт «з» части 2 статьи 105 УК). В 2018 году Михаила перевели в колонию-поселение.

Так мужчина оказался в исправительном центре при ИК-27 в Красноярске. Он жил в общежитии и выполнял принудительные работы. В 2019 году он подал заявление на условно-досрочное освобождение (УДО). Никаких дисциплинарных взысканий у Михаила не было, наоборот, характеристика, которую составил врио начальника Красноярской ИК-31 Евгений Хренов, была положительной.

Но в шесть утра пятого августа, как позже установит доследственная проверка, Голикова увезли из исправительного центра на опрос в отделение розыска оперативного управления краевого ГУФСИН — это отделение занимается поиском сбежавших заключенных.

«В отделении розыска меня ждал начальник оперативного управления ГУФСИН по Красноярскому краю Слепцов. Он сказал, что я должен дать ложные показания на начальника ИК-27 в Красноярске Михаила Половникова. У них между собой, как я понимаю, конфликт. Я сказал, что у меня на него нет никакой информации, а ложные показания я давать не буду. Он сказал, что устроит мне веселую жизнь: закроет меня в СИЗО, где меня изувечат, а перед этим отправит в изолятор для нарушителей, чтобы я остался без шанса на УДО», — рассказал Михаил.

По его словам, Слепцов хотел услышать от него, что осужденный заплатил начальнику колонии за положительную характеристику для УДО. Хотя, по словам адвоката Голикова Виктории Дерменевой, Половников этим не занимается: «Голиков на тот момент уже находился в исправительном центре при колонии. Если в колонии характеристику для УДО подписывает начальник учреждения, то в исправительном центре ее подписывает начальник центра».

Допрашивавший Михаила Сергей Слепцов известен благодаря опубликованному пятого ноября видео, где похожий на Слепцова человек макает осужденного головой в унитаз и угрожает изнасилованием. Сейчас по этому факту проводится служебная проверка, а Слепцов временно отстранен от исполнения своих обязанностей.

Михаил говорит, что Слепцов после отказа от лжесвидетельствования позвонил начальнику исправительного центра Алексею Моисееву и попросил того придумать Голикову «какое-нибудь нарушение» и отправить в помещение с более строгими условиями.

В итоге по документам Михаил утром пятого августа подошел к сотруднику оперативного управления краевого ГУФСИН, который приехал забрать его на опрос, не представился, спросил: «Ты кто?» и пошел дальше. Но, как рассказала адвокат Голикова Виктория Дерменева, на записи с видеокамеры в исправительном центре видно, как осужденный разговаривает с сотрудником, а не кидает тому одну фразу и проходит мимо. Более того, доказательством нарушения стал рапорт младшего инспектора Степанова, который якобы был свидетелем.

«Хотят закрыть меня в СИЗО, чтоб я отказался от претензий к ФСИНовцам»: как на избитого осужденного завели еще одно уголовное дело

Фото: предоставлено Михаилом Голиковым

«Но инспектор сказал, что его там не было и рапорт он не писал. Нет его и на камерах. Следственный отдел назначил экспертизу. Эксперт сделал вывод, что подпись сделана не младшим инспектором Степановым», — рассказала Дерменева.
«Хотят закрыть меня в СИЗО, чтоб я отказался от претензий к ФСИНовцам»: как на избитого осужденного завели еще одно уголовное дело

Фото: предоставлено Михаилом Голиковым

«Существенное нарушение прав»

После опроса осужденного повезли обратно в исправительный центр, а по дороге избили. Проверка установила, что минимум три сотрудника били Михаила руками по лицу, грудной клетке и рукам. В результате осужденный получил повреждения, «не причинившие вред здоровью». Тем не менее, сотрудники «совершили действия, явно выходящие за пределы их полномочий, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов Голикова».

Причем в ходе проверки удалось выяснить, кто именно вез Михаила в исправительный центр. Это начальник отдела розыска оперативного управления краевого ГУФСИН Гурин и сотрудники Киреев, Прикатов и Стрижнев. Но выяснить, кто же из них избивал Голикова, у следствия не получилось.

Сам Голиков утверждает, что его сопровождали три человека: Гурин, Прикатов и Киреев. Гурин начал избивать Голикова первым: он повернулся к осужденному на заднее сидение и начал бить его по лицу и голове руками. Дальше, по словам Михаила, к начальнику отдела розыска присоединились и его подчиненные, между которыми сидел Голиков. При избиении они требовали показаний на начальника ИК- 27.

Строгие условия вместо больницы

В исправительный центр Михаил приехал около десяти утра. Лицо у мужчины было разбито, под глазами синяки, на теле гематомы — все это зафиксировано на видео.

Голикова поместили в комнату для нарушителей, где мужчине стало плохо. Сотрудники исправительного центра вызвали начальника медсанчасти колонии Сауткина, который сказал, что нужно вызывать скорую. Михаила увезли в краевую больницу, где диагностировали ушибы мягких тканей лица и живота. Также врачи зафиксировали гематому вокруг глаза и запекшиеся следы крови у носа. По официальной версии краевого ГУФСИН, травмы Голиков получил при транспортировке бригадой скорой медицинской помощи в больницу — он «упал с носилок». Врачи же утверждали, что повреждения осужденный получил еще до приезда скорой помощи.

«Хотят закрыть меня в СИЗО, чтоб я отказался от претензий к ФСИНовцам»: как на избитого осужденного завели еще одно уголовное дело

Фото: предоставлено Михаилом Голиковым

Госпитализировать Михаила не стали. Он сам сказал, что в этом замешаны сотрудники отдела розыска краевого ГУФСИН — они переговорили с врачами и убедили отпустить осужденного в исправительный центр.

В исправительном центра Голикова снова отправили в комнату для нарушителей. Там, как рассказал Михаил, он пробыл четыре дня. Все это время ему не вызывали скорую, несмотря на плохое самочувствие.

Пострадал от ФСИНовцев

На четвертый день, то есть девятого августа, начальник медсанчасти Сауткин сам вызвал врачей. Осужденного увезли в краевую больницу и госпитализировали с высоким давлением. Там он находится и сейчас — по собственным словам, ждет комиссию на инвалидность с гипертонией третьей степени. Периодически его выписывают, но потом снова отправляют на больничный.

Михаилу удалось доказать, что он пострадал от действий сотрудников службы исполнения наказаний — пятого сентября 2019 года по итогам доследственной проверки было возбуждено уголовное дело по третьей части статьи 286 УК (превышение полномочий с причинением тяжких последствий) в отношении сотрудников ГУФСИН по Красноярскому краю. Правда, обвинение до сих пор никому не предъявлено.

«Хотят закрыть меня в СИЗО, чтоб я отказался от претензий к ФСИНовцам»: как на избитого осужденного завели еще одно уголовное дело

Фото: предоставлено Михаилом Голиковым

Избитый вымогатель

По словам Михаила, на него и других осужденных, которые с ним знакомы, начали давить. Это делали те самые сотрудники отдела розыска, которые участвовали в опросе и избиении пятого августа. Осужденного уговаривали отказаться от претензий к сотрудникам краевого ГУФСИН, в противном случае его обещали снова поместить в помещение для нарушителей. Других осужденных просили сказать, что Михаил приехал в исправительный центр без травм, а еще вымогал деньги у тех, кто находился в центре.

Осужденный Никита Тишкин записал разговор с, как уверил Голиков, старшим оперуполномоченным оперативного управления ГУФСИН по Красноярскому краю Рустамом Сулеймановым.

— Как ты думаешь, кто с системой борется — что будет? — Сулейманов

— Да еще систему никто не победил — Тишкин.

— Тогда у меня вопрос. Как ты думаешь, что будет у тебя, если ты будешь противодействовать (оперативному. — «МБХ медиа») управлению?

— Я думаю, что ничего хорошего не будет.

— Тогда объясни мне, когда тебе говорят «Не надо, на*** (нахрен)», или говорят наоборот «Давай, делай», ты думаешь головой своей или инстинктом своего сохранения?

— Головой, конечно.

— Так вот я тебе говорю — если мне хоть один человек скажет, что после меня или после (неразборчиво) кого-то заводили на КПП, общались, угрожали, выясняли, что говорили. У тебя будет очень все плохо, понял? Понятно?

— Да-да.

— Только ты понимаешь, что взыскание — это еще не «очень все плохо»? Понимаешь, да?

— Да, конечно.

— Поэтому подумай, на*** (зачем) *** (ерунду) вы месите. Понятно?

От Сулейманова звучат и более явные угрозы: «Я-то тебя буду разрывать, на*** (нахрен). А тебе на свободу надо. Ты просто о***** (будешь в шоке). Ты не вывезешь. Голиков сам понимает, что не вывезет. Ну на*** (зачем) барахтаться?»

Голиков рассказал, что еще пятого августа, в день избиения, в отношении него было заведено дело о вымогательстве денег у осужденных, которые находятся в центре. Некоторые согласились написать на Михаила заявления.

«Четыре месяца они старались предъявить мне обвинение по этому делу, но люди, с которых брали заявления, освободились и сказали, что их заставили, они были вынуждены написать заявления на меня. То дело бросили, а 13 декабря возбудили новое. Нашли новых потерпевших, у которых я якобы деньги вымогал. На основании их заявлений хотят закрыть меня в СИЗО, чтоб я отказался от своих претензий к сотрудникам краевого ГУФСИН, которые меня избивали», — рассказал Голиков.

13 декабря было возбуждено новое дело о вымогательстве. По результатам предварительной проверки следствие установило, что деньги у осужденных вымогал Михаил вместе с неким Козловым и неустановленными лицами. Обвинение Голикову пока не предъявлено, а вот Козлов уже находится в СИЗО.

«Возбудить на меня одного дело им было сложно, нужен был какой-то человек из моего окружения, который даст на меня показания. Козлов был со мной в хороших отношениях. Он им не нужен, его закрыли, чтоб он дал показания на меня. Козлов сидит в СИЗО с 16 декабря. На него давят, но он взял 51 статью Конституции, никаких показаний не дает», — сказал Михаил.

Замять, чтобы не испортить отношения с замдиректора ФСИН

По словам Голикова, возбуждение дела о вымогательстве завели благодаря знакомствам сотрудников оперативного управления ГУФСИН по Красноярскому краю с вышестоящими чиновниками.

Начальник оперативного отдела Слепцов, который опрашивал Михаила, и начальник краевого ГУФСИН Васильев после избиения обратились к заместителю начальника местного МВД Эдуарду Хавабу. Тот, в свою очередь, обратился к начальнику главного следственного управления МВД по Красноярскому краю Тамаре Белкиной. Она же, со слов Михаила, дала указание сфабриковать дело и отправить Голикова в СИЗО, где его заставят забрать показания против ФСИНовцев.

Все это, по словам Михаила, происходит, потому что один из избивавших его сотрудников оперативного управления краевого ГУФСИН Киреев — племянник заместителя директора ФСИН Валерия Бояринева. Замять эту историю, как сказал Голиков, им важно, чтобы «не испортить отношения с Бояриневым».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: