«Я — способ отмывать деньги»: писательница из Москвы рассказала о своей изоляции после теста на антитела – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Я — способ отмывать деньги»: писательница из Москвы рассказала о своей изоляции после теста на антитела

«Я — способ отмывать деньги»: писательница из Москвы рассказала о своей изоляции после теста на антитела

«Я — способ отмывать деньги»: писательница из Москвы рассказала о своей изоляции после теста на антитела

Писательница и блогер Ольга Миклашевская сдала тесты на иммунитет к коронавирусной инфекции и на сам коронавирус. Но еще до того, как пришли их результаты, девушку неправомерно обязали соблюдать двухнедельную «самоизоляцию».

Ольга рассказала «МБХ медиа», как медик без средств защиты уговаривала ее подписать соглашение на «самоизоляцию» без результатов на руках, о неожиданном приезде полиции и о том, почему она не получает лечение и еще больше разочаровалась в «системе».

Миклашевская получила смс от московского департамента информационных технологий с приглашением на тестирование на антитела пять дней назад. Такие сообщения присылают выборочно, их получают москвичи разных возрастов и профессий, независимо от того, выезжали они за границу в последнее время или контактировали с заболевшим.

Ольга пошла сдавать анализ, несмотря на уговоры родственников этого не делать. На тот момент в СМИ высказывались предположения, что людей с выявленным иммунитетом обяжут соблюдать двухнедельную «самоизоляцию».

Такие рекомендации давал Клинический комитет по борьбе с коронавирусом. Однако позже в департаменте здравоохранения Москвы эту информацию опровергли, заявив, что никаких специальных предписаний для людей с антителами нет. Там же отметили, что такой результат теста говорит о том, пациент был инфицирован и, возможно, перенес инфекцию в скрытой форме и остается риск того, что он все еще носитель COVID-19.

Через полтора дня после теста Ольге позвонили, сообщив, что у нее обнаружены антитела к COVID-19. Девушка решила, что могла переболеть после того, вернулась из Барселоны в начале февраля — тогда она еще думала, что это «рядовая инфекция». В России на тот момент не было ни одного заболевшего коронавирусом и не предпринималось никаких профилактических мер. Ни тест, ни компьютерную томографию Миклашевская тогда не проходила.

Результаты теста и «формальности»

После звонка Ольгу навестил врач из поликлиники. Как она позже выяснила, это был ординатор, которая пришла к ней домой без средств индивидуальной защиты. Когда блогер поинтересовалась, почему она без маски и перчаток, та, по ее словам, ответила: «Нам их раздают, но я не хочу носить, это очень неудобно».

Медик только поинтересовалась о самочувствии девушки, не померила температуру, не проверила симптомы и попросила подписать «согласие на получение медицинской помощи в амбулаторных условиях на дому и соблюдение самоизоляции в ходе лечения новой коронавирусной инфекции COVID-19». «Задача была поставлена выписать всем бумажки, посадить всех на принудительную самоизоляцию», — рассказывает Миклашевская.

Блогер пыталась отказаться от лечения и не хотела подписывать документ — она не видела результатов анализа ни на антитела, ни на саму инфекцию. Но медик начала уговаривать ее и в итоге она подписала документ. «Она говорила, что это очень нужно, и много раз повторила, что это формальность. А в итоге мне нельзя даже выйти вынести мусор», — рассказывает Ольга.

«Я — способ отмывать деньги»: писательница из Москвы рассказала о своей изоляции после теста на антитела

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

Никаких лекарств и «ворованные бланки»

Когда Миклашевская попыталась получить результаты анализов, оказалось, что это не так просто. Сначала ее попросили перейти на официальный сайт поликлиники, но там не было возможности запросить их, после чего ей предложили написать на почту медучреждения — время ожидания вплоть до месяца. «Как может быть выделен такой срок на ответ по вопросам, касающимся здоровья? Что за система? Как такое может быть?», — вопрошает девушка.

Ольга рассказала, как после этого она «обзвонила миллион инстанций, миллион горячих линий» и не добилась внятного ответа, как ей получить результаты тестов. В итоге выяснилось, что их можно забрать у терапевта в поликлинике, но выйти из дома за ними она уже не может — она подписала документ и обязана соблюдать «самоизоляцию». «На требование предоставить мне результаты, принести мне их скан или отправить по почте, хотя бы сказать сказать вслух, в районной поликлинике отвечают, что это мои проблемы, и что смогу я увидеть результаты только когда я выздоровлю и закончится мой карантин», — описала ситуация блогер.

«Это была моя самая большая ошибка», — вспоминает девушка, говоря, что нельзя было ничего подписывать без результатов анализов.

Позже девушка связалась с организацией, которая указана на бланке подписанного соглашения: выяснилось, что это станция скорой помощи. В организации Миклашевской заявили, что эти бланки «у них украли».

В том же бланке указано, что Ольге полагаются специальные памятки (справочные материалы), а также все необходимые лекарства. Ничего из этого девушка не получила и задалась вопросом — куда были потрачены выделенные на это деньги. «Там очень много денег, в том числе деньги на планшеты для ординаторов и программы, которые там установлены (…). Представляете, сколько денег вбухано? Где они? У кого они? — вопрошает девушка, — И самое очевидное — на мне делают статистику, я якобы одна из тех, кто получил качественную медицинскую помощь от государства».

«Я поняла, что я не просто жертва системы, я способ для определенных людей отмывать деньги», — заключила Миклашевская.

Приезд полиции и долгожданные результаты

Несмотря на то, что результатов тестов Ольга не видела, она решила соблюдать «самоизоляцию». Сама ситуация доставила ей много хлопот и забрала много нервов. «Сейчас главная сложность — это система проверок. Во первых, я обязана пользоваться приложением „Социальный мониторинг“. Я называю его приложением из ада: чтобы его установить, мне пришлось почти все удалить с телефона, чтобы загрузить последнее ПО — на другом приложение не работает», — рассказала писательница.

Кроме того, «Социальный мониторинг» не присылает уведомления о том, что каждый час надо зайти в приложение, а четыре раза в день — загрузить селфи из дома. Забудешь отметиться — штраф четыре тысячи рублей. И он приходит столько раз, сколько пользователь не прислал фото. По этой же причине девушка не может спать дома днем и вообще жить в своем привычном биоритме. По горячей линии Ольге пообещали, что передадут ее заявку техническому специалисту, но ничего сделано не было.

Заставляют понервничать постоянные звонки, которые проверяют, где находятся и как себя чувствуют больные COVID-19, из другой службы звонят чтобы узнать, где Ольга работает.

В воскресенье 24 мая к Миклашевской без предупреждения приходили полицейские, чтобы удостовериться в том, что она находится дома. «Я очень перепугалась. Почему они пришли без предупреждения? Я могла быть в душе, например», — говорит писательница. Когда полиция позвонила в домофон, она попросила приготовить документы, но в итоге сотрудники их не предъявили. Все они, по словам девушки, были в защитных костюмах.

В этот же день девушка сдала повторный мазок на коронавирус — к ней пришла медсестра из районной поликлиники, вызвать которую тоже было проблематично — на звонки просто не отвечали. То есть второй тест Ольга сдала, еще не получив результат первого.

Вечером в воскресенье, спустя «три дня пота и слез» Миклашевская все же узнала результаты своих анализов — их наконец-то вывесили электронной медицинской карте. Ольга оказалась бессимптомной носительницей COVID-19 — сейчас ее болезнь находится в активной фазе, хотя чувствует она себя нормально. Почему результаты своих же добровольных анализов приходится вырывать с боем и как доверять системе, которая требует подписать документ о «самоизоляции», не предоставляя веских доказательств — риторический вопрос.

_____________________________

Обновление от 27 мая 2020 года

После публикации материала на редакционную почту пришел официальный комментарий пресс-службы Департамента здравоохранения Москвы. Приводим его полностью.

«Департамент здравоохранения Москвы выступает с опровержением.

Информация о том, результаты анализа на коронавирус не были доведены до пациентки не соответствует действительности. 19 мая у пациентки был взят анализ на коронавирусную инфекцию методом ИФА (кровь) и ПЦР (мазок). Уже 21 мая с девушкой связались сотрудники поликлиники, чтобы сообщить о положительном результате теста на COVID-19. На следующий день, 22 мая, врач поликлиники в соответствии со стандартным алгоритмом выдал согласие на получение медицинской помощи на дому. Обращаем внимание, что в самом документе также указана информация о положительном результате тестирования и необходимости соблюдения режима самоизоляции. Кроме того, результаты были отражены в электронной медицинской карте пациентки.

Что касается выдачи лекарств, то действительно пациенты, проходящие лечение на дому, обеспечиваются противовирусными препаратами. Однако в данном случае пациентка не имеет никаких симптомов заболевания, то есть является бессимптомным носителем вируса. Для нее основная задача — сохранять режим изоляции. В лекарствах такие пациенты не нуждаются".

Мы показали письмо Ольге Миклашевской, которая написала свой ответ на него. Его мы приводим тоже полностью.

Девушка сообщила корреспонденту «МБХ медиа», что, согласно результатам мазков, которые загрузили в ее электронную медицинскую карту только 26 мая, сейчас она здорова, а наличие антител может свидетельствовать о том, что она могла перенести COVID-19 ранее (вплоть до 16 недель до момента сдачи анализа).

«21 мая мне позвонили, чтобы сообщить, что у меня в крови были найдены антитела. Сотрудник организации, который со мной связывался, не владел информацией о том, болею ли я сейчас или уже переболела, из этого можно сделать вывод, что результатов анализов на руках у человека не было. Мне сообщили, что на следующий день придет врач, чтобы проверить, что у меня нет симптомов. Меня не предупредили ни о необходимости подписать постановление, ни о необходимости соблюдать самоизоляцию, ни о том, что болезнь находится в активной фазе. Прошу поднять запись звонка.

Зачем выдавать согласие на получение медицинской помощи на дому, если медицинская помощь в случае, когда заболевание протекает бессимптомно, не оказывается? Почему нет специального на эти случаи? Почему бланк не принадлежал медицинскому учреждению? Почему не были вручены памятки, чек-лист и дневник наблюдения, как указано в документе?

В «Согласии» указано, что я проинформирована медицинским работником, который пришел ко мне на дом (свою фамилию медицинский работник в бланке не указал!), о своих результатах анализа, однако медицинский работник признался, что не обладает никакой информацией о результатах анализов, а имеет лишь мою фамилию и адрес.

В электронную медицинскую карту результаты были подгружены лишь вечером 24 мая. Напомню, на принудительную самоизоляцию меня посадили уже 22-го. Сегодня, 26 мая (!), были подгружены результаты мазков (согласно им, я не болею). 23 мая через систему онлайн-консультаций с терапевтом я узнала, что результаты моих анализов в систему не внесены, и терапевт мне их предоставить не может. При необходимости также можно запросить запись звонка.

Также осуществлялось три звонка в поликлинику, где мне сказали, что я не могу узнать свои результаты. Осуществлялся звонок на горячую линию по коронавирусу, где мне также не предоставили никакой информации о том, куда я могу обратиться, чтобы узнать свои результаты".

В ближайшее время редакция «МБХ медиа» направит официальные запросы в департамент здравоохранения Москвы для получения ответов на вопросы, которые возникли у нас и у Ольги после получения официального комментария пресс-службы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: