in

«Зарплаты и пенсии будут сокращаться». Экономист Сергей Жаворонков о новом бюджете России

«Зарплаты и пенсии будут сокращаться». Экономист Сергей Жаворонков о новом бюджете России
Фото: Виктор Коротаев / Коммерсантъ

Госдума в третьем чтении приняла законопроект о бюджете России на 2019−2021 год. Экономист Сергей Жаворонков объяснил «МБХ медиа», почему новый бюджет называют профицитным, рассказал насколько этот бюджет реализуем, какая часть денег пойдет на войну в Сирии и Донбассе и что случится с пенсиями и зарплатами россиян.

«Зарплаты и пенсии будут сокращаться». Экономист Сергей Жаворонков о новом бюджете России
Сергей Жаворонков
— Насколько реально реализовать этот бюджет? Или это все пустословие?

— Бюджет совершенно реально реализовать, включая примерно четверть засекреченных расходов на войну в Донбассе, Сирии, Ливии и ЦАР. Бюджет построен достаточно консервативно, с точки зрения нефтяных доходов. Несмотря на нынешние колебания цены, они в состоянии его исполнить.

— Как он связан или как отразится на пенсионной реформе?

— Конечно реформа снижает расходы бюджета. Она и планируется затем, чтобы сэкономить на выплатах «каким-то там гадким и ничтожным пенсионерам», не знакомым с Путиным, и перераспределить эти доходы в пользу тех, кто знаком с Путиным. Если вы посмотрите на этот трехлетний бюджет, то увидите, что расходы на социальную политику сокращаются. А инфляция проектом предусмотрена 12%. Пенсии, зарплаты бюджетникам — будут сокращать. Расходы на войну в Сирии — будут увеличивать.

— Что еще для обычных граждан значит сокращение расходов на социальную политику?

— Зарплаты и пенсии будут сокращаться. Росстат, возможно, это пересчитает и объявит, что не фиксируемые статистически доходы от предпринимательской деятельности вырастут, но это будет явная фальсификация.

— На что будут тратить бюджет?

— Самая крупная статья расходов, порядка шести триллионов рублей, и почти половина бюджета — расходы по статье «социальная политика». Прежде всего эти расходы касаются дотаций Пенсионному фонду — больше трех триллионов рублей. Это пойдет на покрытие его дефицита. Тех взносов, которые собираются у граждан, в силу сокращения общего количества граждан, не хватает. Поэтому нужны дотации. Дальше идут военно-полицейские расходы. Только секретная часть расходов бюджета — четыре триллиона рублей.

— Профицит и дефицит бюджета, если объяснять простым языком, что это такое?

— Дефицит бюджета, который присутствует в большинстве стран мира, это осуществление займов и, переводя на простой язык, потребительский кредит. Ты берешь в долг, но когда-то это придется отдавать. Чем больше твоя страна, чем больше ее доля в мире, тем отдавать дольше и проще, ставка по этому кредиту будет ниже. На самом деле я не против профицита (превышение доходов над расходами. — «МБХ медиа»), это, наверное, даже хорошо, но проблема в структуре расходов. Треть бюджета не должна тратиться на армию и полицию.

— Почему этот бюджет называют профицитным и почему он такой оптимистичный?

— Планы возникли, потому что выросла цена на нефть, а основной источник бюджетных доходов — продажа нефти, нефтепродуктов и газа за рубеж. Цены на все эти три вида товаров связаны между собой, когда растет одно, то растет и все остальное.

— То есть все деньги на новый бюджет планируется взять с продажи нефти и газа?

— Да. Явно не из того, что миллионы людей, привлеченные блестящей правовой системой, приехали жить в Россию.

— А прошлый бюджет был профицитным или дефицитным?

— Дефицитным.

— И при этом резкий скачок на профицитный возможен?

— Бюджет это не что-то богоданное. Бюджет — политическое решение. Есть политическое решение: больше тратить, чем зарабатываем, или меньше. В принципе, профицитный бюджет это хорошо и правильно. В подавляющем большинстве стран до Второй мировой войны бюджет был профицитным. Он становился сильно дефицитным в годы войны, но буквально за несколько лет все выплачивалось и все становилось на свои места. Дефицитный бюджет в мирное время — новшество. И новшество нехорошее. Но опять же, главный вопрос: «На что вы эти деньги тратите?». Если на войну в Сирии, то никакого толка от этого нет и неважно какой бюджет.

— При разработке бюджета рассчитывалось, что инфляция не будет превышать определенной процент. Насколько это точно?

— С точки зрения подсчета инфляции Росстатом — так он и посчитает. А с точки зрения простого человека мы должны понимать, что с инфляцией есть парадокс. Он существует во всех странах, не только в России. Инфляция на простые и дешевые товары значительно выше. На хлеб или колбасу — такие товары, которыми мы пользуемся каждый день. Эта инфляция значительно выше, чем на товары престижного потребления. Грубо говоря, «мерседес» — инфляция на него может быть вообще отрицательной. В его стоимость заложена огромная сверхприбыль производителя и производитель может чуть-чуть снизить прибыль, если поймет, что продажи идут плохо. Все равно прибыль хорошая. На хлеб так цены не снижаются. Между официальной инфляцией и между инфляцией потребительской корзины разница где-то 5%. Если инфляция называется 4%, то для расходов обычного человека она будет 9−10%.

— Лидер фракции КПРФ в Законодательном собрании Забайкальского края Юрий Гайдук заявил, что профицитный бюджет на 2019 год создают за счет лишения простых людей субсидий. Что он имел в виду и так ли это?

— Когда пенсионный возраст повышен на пять лет — это означает, что миллионам людей, которым по прежнему закону надо было платить пенсии, уже не надо выплачивать пенсии. Кроме этого, бюджет сокращает расходы на материнский капитал. В номинале они вроде не сокращаются, но есть же инфляция.

— Реально ли спрогнозировать, сколько денег и на что распилят из бюджета?

— Это спекулятивная оценка, ее невозможно усреднить. Сколько распилится на пенсиях? Да почти ничего, все пойдет пенсионерам. Сколько распилится на гособоронзаказе? Да три четверти! Тут нужно смотреть по статьям.

В Краснодаре задержали рэпера Хаски после отмены концерта

Депутат гордумы Владикавказа застрелил собаку рядом с монастырем