in

Неработающая статья. Почему в России убийцы животных остаются безнаказанными?

Фото: Александр Казаков / Коммерсантъ

В российских СМИ и в зоозащитных группах в соцсетях регулярно появляются новости о покалеченных и убитых животных, а полиция отказывается заводить на живодеров уголовные дела. По мнению зоозащитников, в этом виноваты не только полицейские, но и законодатели. «МБХ медиа» рассказывает истории о зооволонтерах из разных регионов и о тех формулировках, с которыми полицейские отказываются возбуждать по их заявлениям уголовные дела.

Нет мотива  — нет дела

В декабре 2017 года Госдума внесла изменения в статью 245 УК — жестокое обращение с животными, а также в ст. 150 УК и ст. 151 УПК, ужесточающие наказание для живодеров. О том, что статью нужно доработать, заявлял еще в 2017 году председатель Комитета по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов. Он отметил, что статистика по правоприменению ст. 245 УК «практически нулевая — шесть осужденных за три года». Изменить статью законодатели решили после массовых протестов граждан, возмущенных безнаказанностью тех, кто издевается над животными. Последней каплей стал прогремевший на всю страну случай в Хабаровске, где несовершеннолетние садисты сняли издевательства над животными на камеру и опубликовали ролик в интернете. Россияне призывали тогда отправить изуверов в тюрьму пожизненно, но те отделались сравнительно небольшими сроками. Причем эти сроки они получили за несколько преступлений сразу, а не только за издевательство над кошками и собаками. 

Максимальное наказание за гибель или увечье животного в результате жестокого обращения увеличилось с одного до трех лет лишения свободы. Изменилась и формулировка 245-й статьи. Первая часть в новом варианте звучит как «жестокое обращение с животным в целях причинения ему боли и (или) страданий, а равно из хулиганских побуждений или из корыстных побуждений, повлекшее его гибель или увечье». А предыдущая версия выглядела так: «жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, если это деяние совершено из хулиганских побуждений, или из корыстных побуждений, или с применением садистских методов, или в присутствии малолетних».

То есть ранее наказание предусматривалось в случае, если животное было покалечено или погибло. Сам факт издевательств с целью причинения боли и страданий не являлся преступлением. Также ранее нельзя было привлечь живодеров к уголовной ответственности, если у них не было хулиганских или корыстных побуждений, если они убили животное не в присутствии детей, или с применением садистских методов.

Однако нововведение, по мнению зоозащитников, мало изменило ситуацию. Еще одним препятствием к регулярному применению статьи стал тот факт, что в прошлой редакции ч. 1 ст. 245 УК РФ наличие мотива не было обязательно, если преступление было совершено в присутствии малолетних или с применением садистских методов. Теперь же необходимо не только наличие, но доказательство мотива — даже если преступление было совершено в присутствии малолетних и нанесло им душевную травму. 

Хозяева убитых и покалеченных зверей, которые сталкиваются с этой проблемой впервые, пишут заявления в полицию и ждут, что к ним приедет следственно-оперативная группа, эксперты снимут отпечатки пальцев, изымут труп, соберут улики и отправят их на экспертизу, а затем полицейские просмотрят записи с камер видеонаблюдения и задержат подозреваемого. Зоозащитники, имеющие печальный опыт в этой сфере, понимают, что ничего подобного не будет. Трупы и образцы предполагаемых ядов они самостоятельно везут в лаборатории, если таковые имеются в городе. А после ставших привычными отказов в возбуждении уголовных дел пишут жалобы в прокуратуру и депутатам всех уровней. А потом снова получают из полиции отказы. Как же правоохранители обосновывают такие ответы? Рассказываем на примерах.

Недостаточный возраст для привлечения к ответственности

В октябре 2020 года в городе Шебекине Белгородской области дети в подвале многоэтажки на улице Шумилова изнасиловали котят палкой. Местные жители рассказали полицейским, что возле подвала с покалеченными и убитыми животными они видели мальчиков и девочек. Одна из них призналась полицейским, что вместе со своим братом и другой несовершеннолетней знакомой вставляла палку «котятам под хвост». Убивать и калечить детенышей она якобы не хотела, с какой целью издевалась над животными, пояснить не смогла. Зооволонтер Ирина Кияницина, вызвавшая полицию, рассказала «МБХ медиа», что котята умерли после издевательств. Рядом с домом активистка нашла еще и обезображенный труп щенка. Инспектор по делам несовершеннолетних по Шебекинскому городскому округу не стала заводить уголовное дело, так как в действиях малолетних, по ее мнению, отсутствовал состав преступления.

Защитница кошек Татьяна Кирьянова
Татьяна Кирьянова. Фото: Татьяна Григорьева / «МБХ медиа»



Свой отказ майор полиции Селедченко объяснила тем, что дети не достигли 16 лет — возраста привлечения к уголовной ответственности по этой статье. Местные жители написали жалобы в шебекинское управление соцзащиты и заявили, что малолетние садисты растут в неблагополучных семьях, и родители не справляются с их воспитанием. Заместитель начальника управления соцзащиты городской администрации в ответ заявила, что семьи на учете как неблагополучные не состоят, а родители создали вполне нормальные условия для развития своих детей. Кияницина тогда написала жалобу в прокуратуру, в которой потребовала привлечь родителей к ответственности. Ее возмущение вызвал тот факт, что в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела ничего не было сказано о том, какие меры будут приняты для того чтобы эти жуткие случаи не повторились. 

Отсутствие события преступления

В мае 2019-го в Белгороде во дворе домов № 27 и 27 «А» на улице Конева местная жительница Татьяна Кирьянова нашла на газонах 14 кошачьих трупов. Из пасти мертвых животных текла розовая слюна, а рядом были обнаружены банки с кусками рыбы, окрашенной в яркий розовый цвет. После звонка в полицию на место прибыл участковый. Он опросил жильцов, записал их показания, посмотрел запись с одной из видеокамер во дворе и, не найдя преступников, написал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела из-за «отсутствия события преступления».

Обращения Татьяны Кирьяновой и зоозащитников в прокуратуру и к депутату горсовета не помогли: прокуратура отменила отказ в возбуждении уголовного дела, но участковый написал второй аналогичный документ. После второго обращения в прокуратуру и еще одной отмены постановления об отказе, участковый Станислав Половников прислал третий отказ с той же формулировкой.

Впрочем, даже если уголовное дело по данному случаю после многочисленных жалоб все же заведут, то исследовать улики будет уже невозможно: трупы уже давно лежат в земле, а корм с ядом испортился и недоступен для экспертизы.

Не мучительный способ умерщвления

В Псковской области, в деревне Сигово, в июле 2020 года мужчина убил соседскую собаку на глазах у хозяйки. Он подошел к забору из сетки-рабицы, и подозвал к себе пса по кличке Пиф, бегавшего по другую сторону забора. Хозяйка Пифа Галина Паскевич рассказала, что слышала, как он позвал собаку и попросила ничего ему не давать. Тот сказал: «Надо». И сквозь сетку воткнул заточку в пасть ничего не подозревающего пса, который знал соседа и радостно прибежал на его зов.

Следующие полчаса пес бился в агонии, а хозяйка ничем не могла ему помочь. В полиции сосед заявил, что пытался пристыдить Пифа за то, что тот якобы загрыз кота. По его словам, он случайно ударил собаку ножом, который был в руке, так как Пиф прыгнул в его сторону на сетку-рабицу.

Живодер в деревне Сигово
Пес Пиф. Фото предоставлено хозяйкой

Участковый отдела МВД по Невельскому району Псковской области Семеньков отказал в возбуждении уголовного дела. Заместитель межрайонного прокурора Журавлева согласилась с выводами полицейского и в ответе на жалобу хозяйки убитой собаки написала, что в одном из решений Верховного суда России под жестоким обращением с животным понимается систематическое избиение, оставление без воды и пищи на длительное время, или мучительный способ умерщвления. А так как сосед убил собаку одним ударом, и нет данных о том, что он хотел причинить животному страдания, то состава преступления в его действиях нет. 

Нет умысла на причинение страданий

В городе Чусовом Пермского края женщина взяла домой собаку Линду у зооволонтеров. Новой хозяйке животное не понравилось: по ее версии, Линда не была приучена ходить в туалет на улицу. В феврале 2019-го женщина попросила соседку по общежитию убить пса и оставила ее в комнате наедине с Линдой.

Соседка стала душить животное, а когда та перестала подавать признаки жизни, выкинула ее в мусорный контейнер во дворе. Прохожие услышали, как едва живая собака скулит, и отвезли ее в ветклинику. Ветеринар решила, что спасти животное уже нельзя, поскольку в Чусовом нет возможности сделать рентген и узнать о состоянии животного, и решила избавить собаку от страданий.  

Живодеры в городе Чусовой
Линда. Фото предоставлено зоозащитниками

Когда дело все-таки дошло до полиции, участковый инспектор Осипов из чусовского отдела МВД отказался заводить уголовное дело, сославшись на то, что у соседки-душительницы не было умысла на жестокое обращения с животными и цели причинить ей боль и страдания. По мнению правоохранителя, связи между действиями соседки и увечьем и гибелью животного нет.

«В результате удушения животное болей и страданий не испытывало, а испытывало страх и панику непродолжительное время», – указано в постановлении майора Осипова.

Нет свидетелей

В январе 2019-го в Новосибирске пьяный мужчина выкинул щенка из окна. Соседка по коммунальной квартире услышала ночью стоны на улице, выглянула на балкон и увидела щенка в снегу. Она забрала его к себе, а утром отвезла в ветклинику, где щенку оказали помощь. Хозяин собаки сознался полицейским, что разозлился на собаку за то, что та перегрызла в его квартире провода и, будучи пьяным, выбросил своего питомца из окна. Участковый опорного пункта «Дзержинский» майор Долгушин в отказном материале написал, что «свидетелей данного происшествия нет, вследствие чего преждевременно ставить вопрос о возбуждении уголовного дела по ст. 245 УК РФ».

Нет корыстных побуждений

В поселке Маршала Жукова в Курской области в марте 2020-го отравили собаку, жившую рядом с людьми в будке рядом с местным Домом офицеров. Миролюбивого стерилизованного зверя волонтеры кормили в этом месте четыре года подряд. 19 марта волонтер нашла собаку с признаками отравления. Животное умерло в ветклинике. Полицейские отказались забирать труп на экспертизу, и активистка вынуждена была заплатить из своего кармана за вскрытие и утилизацию трупа. Эксперты заявили, что собаку, возможно, умертвили изионизидом. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела полицейские написали, что собака была бездомной и потому «сотрудники спецавтобазы по договоренности с администрацией Курского района» усыпили ее «без умысла причинить ей боль и страдание, а также без каких-либо хулиганских или корыстных побуждений». Правда, усыплять собак на месте отлова было запрещено еще до принятия федерального закона «Об ответственном обращении с животными». В соответствии с действовавшим на тот момент законодательством, собаку должна была провести в пункте передержки минимум полгода. А с начала 2020 года, когда все статьи закона вступили в силу, усыплять животных вовсе запретили, за исключением случаев, когда они безнадежно больны и испытывают физические страдания.

Нет виновного

После проверки 24 января 2020 года следственный отдел УМВД по Белгородскому району возбудил уголовное дело по факту жестокого обращения с животными. Расследование после обнаружения трупов в овраге, о котором писало «МБХ медиа», длилось почти десять месяцев, но 11 ноября производство по делу приостановили: не установили лицо, которое можно было привлечь в качестве обвиняемого.

Зооюрист Роман Касаткин
Юрист Роман Касаткин. Фото из личного архива
«Лазейки для проворачивания коррупционных схем»

Юрист Роман Касаткин пояснил, почему сложно добиться возбуждения уголовного дела по ст. 245 УК о жестоком обращении с животными.

«Структура ст. 245 устроена таким образом, что полиция не всегда может возбудить уголовное дело по факту гибели или травмы животного. Необходимо установить цели и мотивы лица. Полиция обязана провести осмотр места происшествия, изъяв предметы, которые могут являться вещественными доказательствами, а также труп животного. Об этом гласит п. 2 ч. 1 ст. 12 ФЗ «О полиции», где указано, что полицейские обязаны “…документировать обстоятельства совершения преступления, административного правонарушения…”», — объясняет Касаткин.

При поступлении соответствующего сообщения сотрудник дежурной части принимает решение о направлении на место происшествия следственно-оперативной группы. У граждан нет никаких рычагов воздействия на полицейских, которые отказываются выполнять эти действия, кроме жалоб в вышестоящие инстанции, рассказывает юрист.

«Ну и, конечно, есть СМИ. Уже на этапе принятия 245-й статьи звучала масса претензий, которые отметали все авторы новеллы. Как мы видим сейчас, абсолютно все опасения в части неэффективности принятой редакции сбылись. Статья осталась нерабочей. Квалифицирующие признаки: хулиганские побуждения, садистские методы (остались во второй части статьи  —  «МБХ медиа»). Нужно доказать, что преступник преследовал именно цель причинения боли и страданий, а это не всегда возможно, даже если полицейские работают добросовестно», — рассказывает Касаткин.

Он поясняет, что отказы в возбуждении дел из-за возраста предполагаемых преступников являются частой практикой. «Я считаю, возраст привлечения к уголовной ответственности надо понижать однозначно. К 14 годам подросток уже прекрасно все осознает и понимает», — говорит Касаткин.

Зоозащитник Дато Папуашвили
Дато Папуашвили. Фото из личного архива

Зоозащитник Дато Папуашвили уверен, что виноваты в первую очередь законодатели, а потом уже полицейские.

«Я полагаю, что статья, формулировку которой можно трактовать по-разному, удобна для и для живодеров, и для полиции. Во-первых, некоторые известные и влиятельные люди являются охотниками, и будь статья более четко и жестко сформулирована, они могли бы оказаться на скамье подсудимых. Во-вторых, если бы ее приняли в надлежащем виде, так как этого требовали зоозащитники, и для привлечения к ответственности не нужен был такой мотив как причинение боли и страданий, то она бы могла помешать недобросовестным отловщикам, «пилящим» деньги с власть имущими», — рассказывает Папуашвили.

По его словам, полиция отказывает, потому что у живодеров якобы было желание убить быстро и без страданий, а потому в их действиях нет состава преступления.

«Я думаю, что нужны лазейки для проворачивания коррупционных схем, когда деньги по госконтрактам на отлов делят между собой, а оставшиеся мизерные суммы тратят на то, чтобы поймать собак и заморить голодом. При желании можно было бы давно решить проблему гуманным путем с помощью пропаганды стерилизации, а также налогов на нестерилизованных животных и массовой стерилизацией бездомных животных. Но если ее решить раз и навсегда (любым путем, в том числе и негуманным), то на распилах не заработаешь. Выгоднее по дешевке убить часть животных, а часть — оставить для приплода, чтобы потом начать все заново», — объясняет активист.

«Зачем полицейским отвлекаться на расследования многочисленных убийств кошек и собак? Если для многих россиян жизнь животных не является особенно ценной, то почему полицейские должны относиться к этому вопросу по-другому?», — говорит Папуашвили.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

фармкомпания «Сбера» может стать единым поставщиком вакцин от COVID-19

«Ведомости»: фармкомпания «Сбера» может стать единым поставщиком вакцин от COVID-19

Хабаровскую журналистку задержали на выходе из спецприемника после отбывания четырех суток ареста