in

Свобода для всех. Авторская рассылка «МБХ медиа»

Свобода для всех. Авторская рассылка «МБХ медиа»
Фото: Студия 18+ / Татуировки и эскизы / Вконтакте

Всем салют, меня зовут Варужан Саргсян и, как вы догадались, я корреспондент «МБХ медиа». На этой неделе у меня вышел текст о борьбе антифашистов и соратников Тесака вокруг тату-салона «Студия 18+» в модном местечке под названием «Флакон». Мне несколько дней было жутко неудобно, потому что на этапе редактуры я своим материалом вызвал большую полемику и рассорил наших редакторов между собой. 

Если вы не читали текст, коротко расскажу, в чем весь сыр-бор. Антифашист Рустам Юлбарисов связывает тату-салон «Студия 18+» с Андреем Дедовым, беглым соратником и подельником националиста-убийцы Тесака. В нем же работает бывший националист Глеб Эрвье. Юлбарисов хочет закрыть салон, но «Флакон» отказывает ему в этом, потому что салону предъявить нечего. Юлбарисов создает петицию на Change.org (около 17 тысяч подписей) и обращается к депутату Мосгордумы от «Яблоко» Максиму Круглову. Тот жалуется в прокуратуру на нацистские татуировки и прочие нарушения в работе салона. Пока надзорное ведомство проверяет салон (или не проверяет), мы решили дать слово всем, а не только инициаторам события. 

Мою национальность можно определить по фамилии, так что я всегда не очень охотно брался за темы, где обсуждается неофашизм и другие подобные вопросы. Я не был уверен, насколько объективным буду в таких ситуациях и смогу ли беспристрастно донести суть конфликта.

Еще больший вопрос для меня — как читатель воспримет приготовленное для него «блюдо», увидев подпись, и не сочтет ли его сделанным и приправленным исключительно на свой вкус. 

Я сразу взялся поговорить с теми, кому в этой пьесе досталось роль плохих парней. Глеб Эрвье сначала не очень хотел общаться. Он рассказал, что на днях ему звонили из одного известного телеканала и обвинили во всех смертных грехах, поэтому адекватных вопросов он уже не ждет. Мне стоило труда его уговорить и понять его точку зрения на всю ситуацию.

И в соцсетях, и в личном разговоре Эрвье утверждает, что нацистские взгляды давно в прошлом и сейчас ему неинтересны. Его инстаграм с первого поста просто кричит об этом — там много рассуждений на тему политики, будущего цивилизации, расследований Алексея Навального, а в его видеоблоге можно найти ролик, на котором за спиной Эрвье стоит армянский триколор.

А потом в редакции начались споры о том, можно ли закрывать салон за те изображения, которые в нем набивают, почему жалобу не подавали раньше (он работает уже несколько лет), не кроется ли дело в простой личной неприязни.

«Если ты за свободу слова, взглядов и плюрализм мнений, то они должны быть для всех, иначе о какой журналистике и прекрасном будущем можно рассуждать. Нельзя судить людей за мыслепреступление», — об этой фразе, произнесенной во время спора, я думаю уже целую неделю.

Иногда мне кажется, что я попал в самую точку, раз вызвал такие споры, а потом думаю, что угодил в ту самую ловушку, которую так старательно избегал. Одно можно сказать точно, если бы не честность, с которой мы пишем каждый текст, то вы бы сегодня читали что-нибудь другое. 

Это текст авторской рассылки «МБХ медиа». Каждую субботу сотрудник редакции пишет вам письмо, в котором рассказывает о том, что его взволновало, удивило, расстроило, обрадовало или показалось важным. Подписаться на нее вы можете по ссылке

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поселок Никель остался без воды и тепла

Мурманский поселок остался без воды и тепла из-за аварии в бывшем цехе «Норникеля»

Навальный в колонии

ОНК: Навальный попросил обезболивающее для ноги