in

«Через год снова покричим!». Как 100 человек прошли «Русским маршем» по Люблино

«Через год снова покричим!». Как 100 человек прошли «Русским маршем» по Люблино
"Русский марш" в Люблино, 4 ноября 2019 года. Фото: Павел Головкин / AP

Каждый год на протяжении 11 лет в День народного единства 4 ноября в московском Люблино проходит «Русский марш». Несмотря на проблемы с согласованием, этот год не стал исключением, и русские националисты вышли на акцию под лозунгами «Свободу политзаключенным!» и «Отменить 282!».

Сегодня пасмурно и кажется вот-вот пойдет дождь. На перекрытой улице Перерва, неподалеку от места начала марша припарковано около 30 полицейских автомобилей, среди них как автозаки, так и обычные «бобики». «Ну, хорошо хоть в жопу не залезли», — говорит один из участников марша после досмотра на входных рамках.

До начала акции еще сорок минут, но уже понятно, что она будет немногочисленной, в последние годы на марш приходит все меньше и меньше людей. Это в 2011—2013 годах в «Русских маршах» участвовали 10−25 тысяч человек, а сейчас лишь сотня собравшихся постепенно выстраивается в две колонны. Левая растягивает черно-красный баннер со строчкой из гимна Российской освободительной армии «За свободу родины своей!» и поднимает черно-зеленые флаги «Ассоциации народного сопротивления», одного из организаторов сегодняшнего марша. Правая колонна держит баннер «Долой диктатуру! За права и свободу русского народа». Над их головами больше бело-черно-желтых имперских цветов, которые часто используют националисты. Большинство из участников марша выглядит молодо, на вид не больше 18−20 лет. Некоторые предпочитают скрывать лица за имперскими шарфами или черными масками. Их опасения быть опознанными вполне оправданы, неподалеку от входа на марш припаркован белый микроавтобус с камерами с системой распознавания лиц.

 

За колоннами журналисты обступили националиста Дмитрия Демушкина. «Цель марша — возможность выступить от максимально широкого круга людей. На сегодняшний день русских не представляет никто, у них нет субъектности», — объясняет он.

Перед колоннами на трехметровых шестах поднимаются флаги с вариациями православных крестов и портретом певца Игоря Талькова в образе святого. Молодой мужчина, поднявший флаг с убитым музыкантом, не хочет рассказывать почему он его принес сегодня на марш. «Никаких интервью»,  — отрезает он.

Ровно в два часа дня люди начинают движение. Молодой человек в синем шарфе несколько раз кричит в мегафон «Кто мы?!». «Русские!», — отвечают две колонны хором.

 

Вдоль движения участников марша выстроились вереницы из росгвардейцев и дружинников, кажется, что их около трехсот, а то и больше, подсчитать трудно. Хватило бы на многотысячный митинг на Сахарова. Рядом с колонной за ограждением идет сотрудник МЧС в противопожарном костюме. На его спине серебряный баллон, напоминающий огнетушитель. Полицейские запрещают курить журналистам, идущим впереди колонны. «А вдруг фаер подожжете!», — возмущается один из них. МЧСовец тут видимо на этот случай.

«Русский, вперед!» — раздается детский голос от начала колонны. Ребенку на вид лет десять, он идет за ручку с мамой и с улыбкой громко повторяет лозунги. Мама пытается его успокоить: «Потише, потише!». Но мальчик не слушает и уже кричит «Отменить 282!».

«Русские, вперед!» постепенно затихают. Из мегафона звучит: «Свободу политзаключенным!», «Свободу узникам „Нового величия“!», «Свободу Константину Котову и узникам „московского дела“!» и «Отменить 282». Колонны им вторят.

Из-за ограждений люди с интересом наблюдают за шествием. Работники магазина «Мясо халяль» вышли на улицу даже в фартуках, чтобы посмотреть на «Русский марш». Мнения наблюдателей разделяются:

— Это же фашисты! Ребята, молодежь, куда вы за ними? — недоумевает пожилая женщина в розовом берете

— Все правильно, это против Путина, молодцы они! — отвечает ей женщина помоложе

Шествие из ста человек заканчивается у памятника Солдату Отечества неподалеку от метро Братиславская. «Свободу Тесаку!», — доносится из правой колонны.

Через дорогу снова припарковано порядка 20 полицейских машин и несколько военных грузовиков.

Начинается дождь, некоторые участника марша укрываются флагами «С нами Бог». Сцену организаторам не разрешили поставить, поэтому они обходятся лишь двумя небольшими колонками и микрофоном.

Один из организаторов марша Павел Лебедянский рассказывает собравшимся о людях, которые оказались за решеткой за свои убеждения. Вспоминает лидера «Черного блока» Владимира Ратникова, Константина Котова и других фигурантов «московского дела».

«Несмотря на все репрессии, несмотря на все давление силовиков, мы стоим на этой площади. Мы, взявшие на себя право решать, в какой стране будут жить наши дети. Мы, кому небезразлично будущее нашей страны. Я верю, что обездоленный, доведенный до отчаяния русский народ вернет себе Россию и она никогда больше не будет стоять на коленях», — говорит Лебедянский.

Основные темы выступления остальных спикеров — продажа земель Китаю, отсутствие единения народа и политические репрессии в стране. Пресс-секретарь «АНС» Никита Зайцев отмечает, что лозунг «Нет политическим репрессиям!» согласовывать категорически не хотели. Якобы политические репрессии закончились в СССР.

Через полтора часа после начала шествия акция заканчивается, флаги опускаются, баннеры сворачиваются. На выходе с площади бритоголовый молодой парень радостно обращается куда-то в пустоту: «Слава Руси! Через год снова покричим!».

Путин уволил 11 генералов, в том числе обвиняемого в мошенничестве Александра Мельникова

«Левада»: треть россиян поддержали обыски в штабах Навального и уголовное дело против ФБК