«Это ощущалось как плевок в лицо»: почему белорусы планируют прийти к посольству в Москве с красными и белыми гвоздиками – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Это ощущалось как плевок в лицо»: почему белорусы планируют прийти к посольству в Москве с красными и белыми гвоздиками

«Это ощущалось как плевок в лицо»: почему белорусы планируют прийти к посольству в Москве с красными и белыми гвоздиками

«Это ощущалось как плевок в лицо»: почему белорусы планируют прийти к посольству в Москве с красными и белыми гвоздиками

Белорусы, которые живут в Москве, не согласны с результатами выборов президента республики. Они уверены, что как минимум в посольстве в Москве большинство людей проголосовали за оппозиционного кандидата Светлану Тихановскую, а не за действующего президента Александра Лукашенко. К тому же больше тысячи человек не успели проголосовать из-за плохо организованной работы избирательного участка в столице России.

Белорусы планируют подать жалобу на организацию голосования в посольстве. Кроме того, недовольные планируют принести цветы к посольству в знак солидарности с протестующими и пострадавшими во время митингов в Белоруссии.

«Вчера был на выборах у посольства. С 12 часов стоял в очереди с остальными ребятами. Так и не дождался, даже до угла здания не дошел — оставалось метров 15 до Маросейки», — рассказал Алексей Юркевич.

Очередь у посольства Белоруссии в день выборов растянулась почти на полтора километра: от Маросейки до Кривоколенного переулка. Люди не расходились весь день: общались, знакомились и даже создали чат в телеграме, где до сих пор обсуждают сложившуюся ситуацию и планируют дальнейшие действия.

Те, кто успел проголосовать, стояли на жаре больше семи часов. «Я простоял в очереди восемь часов: с 12:00 до 20:10. Успел проголосовать практически за 30 минут до закрытия. Но около двух с половиной тысяч человек не успели», — сказал «МБХ медиа» Владимир.

Он предполагает, что избирательная комиссия в посольстве не ожидала такого большого количества желающих проголосовать и работала медленно. Сам избирательный участок, по словам Владимира, был организован следующим образом: «Помещение было достаточно большое, при желании можно было бы больше пускать людей. Столы были рассчитаны на восемь человек. Сидели в ряд люди, которые достаточно медленно записывали паспортные данные. После того, как записали, они выдавали бюллетень. Стояло напротив кабинок примерно 15 стульев, там сидели, как я понял, наблюдатели — их было семь человек. Кабинок для голосования было, если не ошибаюсь, четыре, поэтому после получения бюллетеня нужно было подождать еще какое-то время».

Алексей же думает иначе: «Есть версия, что это было сделано намеренно. Тихановская призывала голосовать в основной день, и все, кто был за Лукашенко, уже проголосовали досрочно. Уменьшив количество избирательных „будок“ и не дав проголосовать всем, кто хочет, в основной день, можно отсечь немалую часть противников режима. С другой стороны, было ли это сделано намеренно — у меня нет таких доказательств, поэтому утверждать сложно. К тому же цифру в 80% и так явно нарисовали, поэтому скорее это недосмотр организаторов. Но в любом случае ощущалось как плевок в лицо».

Уже после закрытия участка в Москве белорусы начали собирать подписи под коллективной жалобой на организацию выборов. Свою подпись поставил и Алексей: «Я текст жалобы не видел. Со слов девушки, собиравшей подписи, жалоба на то, что на избирательном участке не были обеспечены условия, чтобы принять всех желающих граждан. Но это происходило в толпе, которую уже к тому времени начинал теснить ОМОН, поэтому все на коленке и „со слов“».

В 20:00 участок в посольстве закрылся. В очереди все еще оставалось больше тысячи человек. Люди просили продлить голосование до 22:00, требовали честно посчитать голоса. Московские полицейские и ОМОН стали выдавливать людей с Мясницкой. «Очередь начала расформировываться, пошла ближе к участку, — рассказывает Алексей. — Мы скандировали „Жыве Беларусь“ и „Стоп таракан“. Достали паспорта, чтобы показать, что мы не подсадные люди, а реальные белорусы, мнение которых не учли. Дальше ОМОН начал просить всех разойтись. Я был с велосипедом и уже вышел на противоположную сторону от посольства. ОМОН начал теснить к востоку, но меня пожалели и буквально вытянули за рюкзак вместе с велосипедом через кордон ОМОНа. Я мог поехать по Маросейке на юг, но остался и наблюдал за тем, что происходит, часов до 10:00 вечера примерно».

Большинство московских белорусов сходятся во мнении, что московские полицейские и ОМОН действовали корректно: не было задержаний, силу правоохранители не применяли. Действительно, по сравнению с тем, как действовала белорусская милиция, силовики в Москве работали очень мягко.

И сейчас белорусы, которые находятся в Москве, просят друг друга не устраивать несанкционированные митинги, не нарушать российские законы. Именно так появилась идея выйти к посольству и положить цветы — красные и белые гвоздики в цвет флага Белоруссии, который был государственным символом в 1991—1995 годах, до прихода Лукашенко к власти. «Приехать с цветами к посольству в знак солидарности. Главное, не митинговать, помнить, что мы в другой стране! И это только наши проблемы, что в Минске происходит», — примерно такие сообщения пишут в чате московские белорусы.

«Мы планируем принести цветы в поддержку тех людей, которые находятся в Минске и других городах республики, которые продолжают бороться, которые вышли вечером, после того, как им объявили сфальсифицированные результаты. Кроме того, сегодня придут люди, которые не успели подписать жалобу. Думаю, что в ближайшие дни жалобу подадут в посольство», — рассказал об акции Владимир.

Некоторые белорусы собираются поехать в республику: кто-то планирует присоединиться к мирному протесту, кто-то — увидеться со своими родственниками и поддержать их. Иногда на их пути встречаются неожиданные преграды.

К примеру, белоруска, которая живет и работает в Москве, столкнулась с недовольством своего начальства, когда сказала, что собирается в Минск: «Спросила у руководителя про отпуск с завтрашнего дня, руководитель поинтересовался: „Почему такая спешка? Ты в Минск собираешься?“ Я ответила, что да, в Минск. После чего мне предложили более детально обсудить нюансы в переговорной комнате. Как только я зашла, дверь с внешней стороны закрылась, причем на ключ. На мой вопрос „Что за дичь вы делаете?“ был ответ: „Попей водички, успокойся, а мы подумаем как тебя оставить в России“. Дальше были долгие речи о том, почему мне не стоит ехать: что меня там могут убить, покалечить. Спустя некоторое время сказали, что забрали из моего рюкзака паспорт. Отдадут моему мужу в руки и меня, и паспорт. Муж сейчас с Беларуси». Женщина попросила не называть ее имени и уточнила, что работает в частной компании.

Официальные итоги голосования в посольстве в Москве, по мнению Владимира, не отражают действительность. На вопрос о том, были ли результаты сфальсифицированы, он отвечает следующее: «Честно говоря, я уверен. За восемь часов в очереди я с многими людьми общался, и не встретил ни одного, кто готов был стоять столько времени и голосовать за Лукашенко».

С этим согласны многие участники чата московских белорусов. В доказательство приводят данные экзитпола, согласно которому 78,5% людей в посольстве проголосовали за Тихановскую. Люди выкладывают фотографии своих бюллетеней с голосом за независимого кандидата.

Еще одно доказательство того, что в Москве большинство белорусов пришло голосовать за Тихановскую, приводит Дмитрий Вишневецкий: «Я лично раздал больше двух тысяч белых лент (символ протеста и поддержки Тихановской. — „МБХ медиа“) людям, которые пришли проголосовать за Тихановскую. Две тысячи лент, которые я раздал, и сотни лент, которые я видел, — эта цифра, которая говорит о том, что я, как независимый наблюдатель, увидел число людей за Тихановскую в размере больше, чем две тысячи людей, что не совпадает с официальными данными».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: