Информационная блокада, гранаты и сломанные кости. Как власть в Белоруссии борется со своим народом: репортаж из Минска – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Информационная блокада, гранаты и сломанные кости. Как власть в Белоруссии борется со своим народом: репортаж из Минска

На улицах Минска сейчас тихо. Там, где еще ночью происходили столкновения силовиков с протестующими, нет никаких следов беспорядка. Владимир Путин уже поздравил Лукашенко с победой на выборах. Оппозиция с данными не согласна: подсчеты говорят о победе Светланы Тихановской минимум на 85 участках. Атмосфера в Минске остается напряженной, информационная блокада продолжается, люди готовы и дальше бороться за свои права. Что происходит в Белоруссии сейчас — в репортаже Елизаветы Корольковой.

После протеста

Утро после протестов в белорусской столице очень спокойное — нет сотрудников полиции, люди идут на работу так, будто ничего не произошло. Автомобили не сигналят, никто больше не вывешивает из окна белый флаг. Я жила рядом с местом, где происходили основные столкновения с силовиками, но утром не заметила и следа того, что происходило. Сейчас сложно представить, что еще 12 часов назад тут были десятки тысяч человек. Только таксист спросил меня, видела ли я, что случилось вчера.

В штабе Светланы Тихановской напряженная обстановка — кандидат в президенты дала первую пресс-конференцию после жесткого разгона протестующих. Каким-то чудом ее сторонники смогли пробиться в телеграм и написать анонс мероприятия. Я узнала о нем случайно — город до сих пор находится в информационной блокаде, пользоваться мессенджерами практически невозможно, сервисы VPN не работают.

В штабе Тихановской много журналистов — все ждали главу избирательного штаба Виктора Бабарико Марию Колесникову и саму Светлану Тихановскую. Первым выступил представитель организации «Честные люди» — он рассказал, что есть информация о 85 участков, где подтвердилась победа Тихановской. Информация предварительная, сбор данных продолжается. В этот же момент Лукашенко уже принимал поздравления с победой на выборах от Владимира Путина.

Светлана Тихановская выглядела понуро — было ощущение, что она может сейчас заплакать. «Мне очень жаль, что есть пострадавшие и погибшие, жаль, что все это произошло вчера», — сказала собравшимся Светлана. И повторила, что объединенный штаб призывает к мирному протесту. Штаб уже подал заявление главе МВД страны и в администрацию президента с требованием не применять насилие. Тихановская и ее сторонники хотят переговоров с представителями Лукашенко.

Не допустить эскалации конфликта, предотвращение силового воздействия — это основное направление работы сейчас, сказал юрист штаба Бабарико. Ожидается, что сегодня вечером люди снова выйдут на улицы Минска, чтобы отстаивать свои права. Объединенный штаб Тихановской планирует обжаловать результаты выборов в суде.

Информационная блокада, гранаты и сломанные кости. Как власть в Белоруссии борется со своим народом: репортаж из Минска

Светлана Тихановская (в центре) и Мария Колесникова (справа). Фото: Елизавета Королькова / «МБХ медиа»

Журналисты, в том числе я, задавали Тихановской вопросы — будет ли она выходить вместе с протестующими? Если да, то почему ее не было на улицах вчера? Светлана отвечает, что каждый сам выбирает, выходить ли ему на протест. Сама она опасается, что ее появление перед людьми могло спровоцировать эскалацию конфликта. Тихановская не хотела брать на себя этот риск.

Выборы Президента в 2020 году уже стали уникальными. Никогда в истории Белоруссии на улицы городов не выходило такое огромное количество людей. Всем ясно одно — такой, как раньше, страна уже не будет.

Информация об убитом в ходе протестов человеке опроверглась, но пострадавших ночью было много. Неизвестна и судьба многих задержанных — их, по официальным данным, около трех тысяч.

Неизвестно, что произошло с некоторыми журналистами, которые, как и я, приехали освещать протесты. Журналист «Медузы» Максим Солопов пропал вчера в Минске и до сих пор не выходил на связь.

Ветер перемен

Я провела несколько дней вместе со штабом Светланы Тихановской — видела, как люди выходили на улицу в ее поддержку в Минске, Бресте и других городах. Большинство людей, с которыми я поговорила, хотели одного — перемен.

«Конечно, мне хочется поменять что-то в нашей жизни, — рассказала мне одна из участниц митинга накануне выборов.— Чтобы у нас получились действительно честные выборы. У нас сейчас нет развития, мы как будто в стоячей воде. Меня очень не устраивает, что у нас простаивают предприятия, хотелось бы, чтобы они работали и процветали».

Два молодых парней рассказали, что они выступают даже не за Тихановскую, а просто против Лукашенко: «Мы больше против, чем за. Мы хотим показать, сколько нас, и что мы объединены».

«Помните, друзья, — говорила Тихановская, — никто, кроме нас! Только вместе мы сможем построить страну для жизни!», — и благодарила милицию, которая охраняла порядок.

Митинги напоминали не протестные акции, а праздник — люди были воодушевлены и верили в свои силы. Совсем иначе прошел день выборов, а после и ночь. Хотя сам Лукашенко по какой-то причине посчитал, что выборы в его стране прошли как праздник, с ним вряд ли согласились бы сотни пострадавших от рук силовиков.

Выборы. День

Накануне последнего дня голосования, вечером 8 августа, стало известно, что журналистов «Настоящего времени» задержали и депортировали. На следующий день задержали журналистов «Дождя». К тому моменту уже начали отключать интернет: сначала пропала возможность выходить в мессенджеры, потом перестали работать браузеры, вай-фай и стационарный интернет. Минск отрезали от сети.

Тем временем в штабе Тихановской организовывали пресс-центр. Сама кандидат к журналистам почти не выходила и особо не показывалась.

Мне удалось поговорить с главой штаба Виктора Бабарика Марией Колесниковой. Она рассказала, что ей часто звонят и пишут люди, которые советуют ей срочно уехать.

«Естественно, у меня никаких иллюзий ни до, ни после не возникало, — рассказывает Мария. — Я прекрасно знаю, в какой стране я живу, и какими методами умеет пользоваться действующая власть. Все эти методы — страх, репрессии, посадки, они на нас не действуют. Мы точно знаем, что изменения в обществе, которые уже произошли, необратимы, и это вопрос времени. Поэтому пожертвовать своим комфортом ради своей страны — это достойная миссия».

Накануне оппозиционные крупные белорусские телеграм-каналы призвали народ встретиться в 22 часа на площади у стелы «Минск-город герой».

За два часа до назначенного времени у стелы уже стояло три автозака цвета хаки, местные гаишники останавливали проезжающие машины с национальной символикой Беларуси. Немногочисленные люди у стелы кричали «Позор», рядом прогуливались несколько нарядов ОМОНа. Их внимание привлекал любой человек с белой лентой на руке. Всех просили разойтись.

«Сказали, что тут секта с белыми лентами будет устраивать беспорядки, и нам лучше покинуть место для своей же безопасности», — объяснила мне девушка, которую только что отогнал от стелы омоновец в маске.

Около 700 человек встали в скверике напротив стелы и начали хлопать. Хлопки подействовали как красная тряпка — полицейские и ОМОН рванули через дорогу к людям, и толпе пришлось разбегаться. Люди прятались во дворах, магазинах и подъездах домов.

В 22 часа я вернулась к пресс-конференции Светланы Тихановской в штабе. Она рассказала, что по итогам с большим отрывом обошла в трех участках, которые отказались «играть за власть». Также Тихановская заявила, что не пойдет на улицу, чтобы не провоцировать людей, хотя ранее в интервью мне говорила, что будет с народом.

К этому времени уже были известны первые результаты экзитполов, по которым Лукашенко набрал от 76 до 80 процентов голосов. Возможно, именно это и подтолкнуло людей выйти на улицы — и увидеть, как власть сопротивляется их выбору.

«Любим! Можем! Пераможем!»

В начале одиннадцатого я хочу вернуться к стеле, где еще недавно было всего 700 человек, но вижу уходящую оттуда толпу. «Там ОМОН давит и светошумовые (гранаты)», — говорит мне один из протестующих и двигается в сторону Площади Победы.

Проспект Машерова заполнили тысячи людей – они стоят по обе стороны улицы. «Уходи!», «Ганьба-ганьба!», «Милиция с народом!», — кричат люди наблюдавшим за ними ОМОНовцам. Пешеходная часть улицы понемногу редеет, протестующие встают в сцепку и выходят на проезжую часть. В людей летят светошумовые гранаты, в воздухе  —  редкий дым и запах серы. В ушах немного покалывает. Но протестующие на проспекте встают только плотнее.

Полицейский автозак подъезжает к протестующим сзади и на полной скорости сносит людей бампером. Кто-то оказывается под машиной, двух человек отбрасывает на несколько метров – они лежат на земле и не двигаются. Люди в бешенстве, под крики «Убийцы» они бегут на ОМОН. Снова летят светошумовые гранаты, сбитых автозаком протестующих застилает дымка. Людям удается оттащить одного из пострадавших на траву. Его лоб в крови, конечности неестественно обмякли, из ушей идет кровь. Подоспевший медик, который был среди протестующих, делает ему непрямой массаж сердца. «Высуньте ему язык!», — кричит кто-то. Неподалеку разрывается новая порция светошумовых гранат. Медика прикрывают спинами. В сознание человек не возвращается, позже, под взрывы гранат, его забирает «скорая».

Неподалеку лежит второй пострадавший. Он без сознания, на его ноги накладывают жгут. Из левой голени торчит кость, куска правой пятки просто нет. Вокруг много крови.

«Убийцы!», — вновь кричат люди.

Несколько ОМОНовцев обстреливают колонну резиновыми пулями. Стреляют по ногам. Двое раненых. Их уводят в сторону и накладывают бинты.

Люди возводят самодельные баррикады из ограждений и мусорных контейнеров, и это становится для силовиков последней каплей. Подъезжают грузовики с бамперами для расталкивания людей. Начинается наступление, десятки взрывов оттесняют протестующих с проспекта. Взрывов много, силы неравны — люди вынуждены покинуть улицу и распределиться по городу, оставляя позади себя ОМОН. По всему городу слышны хлопки гранат и резкие очереди резиновых пуль. Автозаки ездят по всему городу с 10 вечера и до четырех утра, полицейские бегают, заламывая протестующих настолько жестко, что это не укладывалось в голове.

Поздно ночью я пыталась выйти на одну из центральных улиц, но встретила в подъезде группу молодых людей, которые остановили меня. «Там сейчас одиночек по дворам разыскивают, — объясняет мне девушка. — Одну парочку на лавке, которые просто сидели, избил ОМОН».

Ребята говорят, что переждут в подъезде до утра — «пока троллейбусы ходить не начнут».

Напоследок я спрашиваю: «А есть ли убитые?»

— От двух до четырех, — отвечает девушка.

— Выйдете ли завтра? — спрашиваю я, и все согласно кивают.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: