in

Домашнее насилие в России — 2020. Материалы «МБХ медиа»

Иллюстрация: Никита Захаров / «МБХ медиа»

Домашнее насилие уже несколько лет остается серьезной проблемой для России. Больше 38% убийств женщин в нашей стране совершают их мужчины-партнеры, при этом только 56% дел о домашнем насилии регистрируется в полиции. 15 суток ареста — это максимальное наказание, которое может получить агрессор за первое избиение члена семьи. За период самоизоляции в России количество обращений о домашнем насилии выросло в 2,5 раза — и это только известные случаи. «МБХ медиа» в 2020-м активно следило за этой одной из самых острых проблем российского общества — представляем подборку наших материалов на эту тему. 

Женщины и домашнее насилие

На самоизоляции женщины оказались заперты со своими партнерами-агрессорами, что привело к всплеску случаев домашнего насилия. Избиение, угрозы убийством, в том числе детям, психологическое насилие — вот с чем пришлось столкнуться россиянкам на карантине. Их истории рассказывает Виктория Ли в материале «Я убью тебя и эту маленькую тварь»: как самоизоляция повлияла на домашнее насилие».

Мужчины-агрессоры порой не ограничиваются побоями — известны случаи избиения до смерти, изнасилований и убийств женщин. Часто наказание за такие преступления оказывается совсем незначительным. Виктория Ли рассказывает истории убитых женщин и мужчин, которым удалось избежать справедливости в российских судах, в своем материале “Ему за это (почти) ничего не будет. Как мужчины получают мягкое наказание за убийство женщин».

В случае, если женщина прибегнет к самообороне и в процессе борьбы убьет мужчину, ее, скорее всего, будут судить по всей строгости закона. Около 79% женщин осужденных за убийство защищались от домашнего насилия. Ситуацию может усугубить даже небольшое количество спиртного в организме женщины, которое в глазах российского суда превратит ее из жертвы в убийцу. Как стереотипы и стигматизация мешают расследованию преступлений в области семейного насилия, можно прочитать в материале Арины Кочемаровой «Бухала? Сама виновата»: почему из-за алкоголя жертв домашнего насилия судят как убийц.

Ситуация c домашним насилием на Кавказе, где в некоторых семьях оно считается нормой и даже частью традиций, тоже плачевная.  «Они продолжают меня искать, если они меня найдут — моя жизнь в опасности. Для них честь меня найти, убить и снять позор того, что я ушла из дома», — говорит героиня материала Софьи Русовов «“Женщины все терпят”. Почему жертвы домашнего насилия на Кавказе молчат и чем может обернуться побег от тирана». В нем автор рассказывает о том, почему о насилии на Кавказе не принято говорить, зачем женщины терпят издевательства и что может случиться, если они пойдут против семьи. 

Заключенные на прогулке с детьми на территории женской колонии
Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ
Дети и домашнее насилие 

«А как нам воспитывать детей?» — к такому аргументу часто прибегают противники закона о домашнем насилии, который за весь предыдущий год так и не был принят, несмотря на ряд резонансных дел (например, «дело сестер Хачатурян», случившееся в 2019 году). Многие считают, что рукоприкладство в семье это здравый инструмент воспитания. А что считают сами дети, которых били в детстве и как это сказалось на их психике? 

«Моя мама часто готовила одно и то же, я отказывалась есть и скидывала еду на пол. Мама брала меня за волосы и заставляла есть все с пола. Я, естественно, в слезах, у меня истерика, но мне приходилось все это есть. Мне было три-четыре года».

«Меня никогда не избивали до синяков, до гематом, но сама нарастающая тревога, грозный отец, который выглядел так, будто готов меня убить, были намного большим триггером, чем сами удары».

Эти и другие истории людей, подвергавшихся насилию в детстве рассказывает Виктория Ли в своем материале «Мам, я тебя боюсь»: как «шлепки по попе» калечат психику и при чем здесь закон о домашнем насилии.

Семья — не единственное место, где детей могут подвергнуться избиению или психологическому давлению. В детских домах ситуация не лучше. Например, там могут дать ремню ласковое прозвище «Аркаша» и применять его к детям — например, за плохие оценки. Об этом и других издевательствах — материал Саши Шведченко «День матери и ремень Аркаша. Как в нижегородском детском доме №3 воспитывают детей».

Мужчины и домашнее насилие 

В нашей стране мужчины реже становятся жертвами домашнего насилия, чем женщины. По немногочисленным данным статистики это 5-14% от общего числа переживших насилие. В своем материале «Молчат и терпят. Почему жертвами домашнего насилия редко становятся мужчины» Ирина Полубояринова рассказывает насколько проблема актуальна для России, с какими видами насилия приходится сталкиваться мужчинам, почему многие жертвы молчат о случившемся и куда обращаться мужчине за помощью, если он подвергся насилию. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Актер Василий Лановой в роли Абеля Знорко на сцене спектакля «Посвящение Еве» в Государственном академическом театре им. Е.Вахтангова

Актер Василий Лановой заразился коронавирусом, его госпитализировали

полицейский подозревается в убийстве

В Дагестане завели уголовное дело на полицейского, застрелившего мужчину во время драки