in

«Всем очевидно, что от этого воняет политикой». Илья Яшин об аудиторской проверке организованного им социального такси

«Всем очевидно, что от этого воняет политикой». Илья Яшин об аудиторской проверке организованного им социального такси
Илья Яшин. Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС

Глава московского муниципального округа «Красносельский» Илья Яшин называет политическим заказом внеплановую аудиторскую проверку организованного им в округе бесплатного социального такси и считает, что подобные проверки и возможные уголовные дела сейчас угрожают всем кандидатам, которые имеют шанс победить на выборах в Госдуму.

— Вы рассказали об аудиторской проверке, которая проводится по требованию прокуратуры, в своем видео. Как вы о ней узнали?

— В мае я получил письмо из КСП — это контрольно-счетная палата Москвы, которая проводит аудит расходования бюджетных средств в органах государственной власти и в органах местного самоуправления, оно было официально направлено в аппарат. Из письма мы узнали, что по инициативе прокуратуры начата внеплановая проверка всей финансовой деятельности нашего муниципалитета за последний год. От нас потребовали предоставить документы на все проекты, которые мы реализуем, на все зарплаты, которые мы выплачиваем, на обслуживание сайта, потребовали отчитаться буквально за каждую копейку. Мы сотрудничаем с аудиторами. Больше интереса у аудиторов вызвало социальное такси, по которому было больше всего вопросов. Из них следует, что аудиторы усматривают в этом нецелевое расходование бюджетных средств, что меня поразило.

— В своем видео вы называете проверку заказом. Кто мог быть заказчиком?

— Думаю, есть некий мозговой штурм, может, в администрации президента, может, в мэрии. Скорее всего, есть некое совещание органов власти, на котором обсуждают подготовку выборов в Госдуму и наиболее проблемные округа, рассчитывают риски, вычисляют наиболее проблемных оппозиционных кандидатов. Учитывая те проблемы, с которыми мэрия Москвы столкнулась на последних городских выборах, они начали готовиться сильно заранее. Они пытаются ввести подготовку к выборам, заранее расчищая поляну для того, чтобы на тех кандидатов, которые могут создавать проблемы, заранее надавить, запугать и создать возможность для возбуждения уголовных дел. У власти в этом смысле широкая клавиатура. Всем очевидно, что от этой проверки воняет политикой.

— Почему вы связываете проверку с приближающимися выборами, нет ли других причин?

— Наверно, еще одна из причин, что это дает опасный прецедент. Служебные машины предоставляются многим чиновникам, и в Москве целый автопарк персонально для них. У каждого заместителя Собянина, префекта, каждого главы управы с замом, каждого главы муниципального округа есть персональная машина. Это сотни машин, которые арендуются для нужд чиновников, мы добровольно от этой привилегии отказались и показали пример, что машину можно передать тем людям, которым она действительно нужна. Нет никакого разумного объяснения, зачем такой ораве чиновников нужно оплачивать за государственный счет весь автопарк. В тоже время городское социальное такси работает плохо: машину надо заказывать за две недели, за него все равно приходится платить, водители грубят. А мы попробовали запустить такой же проект на муниципальном уровне. В КСП и прокуратуру мы направили копии благодарностей, которые мы получили за этот год, это очень трогательные письма. Думаю этот проект раздражает «Единую Россию», чиновников исполнительной власти, потому что они так не могут поступить. Но основная причина все же — политический заказ, связанный с выборами, они создают возможность не пустить меня на выборы через уголовное преследование.


— Расскажите про проект социального такси, почему оно появилось?

— Оно появилось, потому что в первый день моей работы на должности главы муниципалитета первым, кого я встретил, был водитель, который спросил, куда меня везти. Я об этом даже и не знал, это стало для меня новостью — у главы муниципалитета, у самого маленького районного чиновника, есть персональная машина. Я сказал, что у меня нет никакой потребности, у меня есть своя машина, есть трамвай, велосипед. Я обсудил это с другими депутатами, выяснилось, что целенаправленно муниципалитетом выделяются деньги на аренду, и мы приняли решение, что машину надо использовать иначе. Есть большая потребность в социальном такси: в Москве много маломобильных граждан, есть граждане, которые годами не выходят из дома и не видят родственников, кто-то ездит в магазин, кто-то на кладбище, кто-то в больницу, это очень востребованная услуга. Мы решили использовать машину, как нам представляется, более рационально. Так она будет приносить хоть какую-то пользу, мне кажется неприличным, когда районный чиновник пользуется такой привилегией за бюджетный счет.

— Работает ли такси сейчас?

— На время карантина мы приостановили этот проект, как все кончится, снова будет работать.

— Будете ли вы приостанавливать его работу из-за проверки?

— Конечно нет, проект абсолютно законный, он находится в рамках правого поля. Нет ничего глупее пытаться приклеить тут нецелевое расходование, это и есть целевое расходование бюджетных средств.

Если на что и надо тратить деньги, это на социальную поддержку граждан, которые в этом нуждаются, а не на огромный автопарк для бессмысленных чиновников.

— Можно ли ждать, что подобные проверки сейчас будут проходить в отношении других независимых депутатов и кандидатов?

— Да, обязательно будут, для всех кандидатов, которые имеют шанс победить на выборах в Госдуму, придумают какое-нибудь уголовное дело и будут собирать для него материалы. Не факт, что эти материалы в итоге превратятся в дело, но то, что на каждого будут собирать папку, это точно. Не секрет, что папки есть на Жданова, Соболь, Галямину, Янкаускаса. К сожалению, уголовные дела в России стали одним из инструментов политической борьбы. Если кандидата надо не пустить на выборы, на него фабрикуют дело. Его даже не обязательно сажать в тюрьму, а просто сам факт судимости дает основание не пускать его на выборы. Так было и с Навальным. Учитывая, что для власти сейчас настают явно непростые времена и рейтинги «Единой России» и Путина падают, растут протестные настроения, тенденция будет усиливаться, а защититься можно только, выводя истории в публичное пространство.

— Какие шансы, что проверка перерастет в дело?

— Не знаю, пусть оценивают аналитики, мое дело работать и защищать результаты своей работы.

Полиция прекратила уголовное дело против компании Nginx, возбужденное по заявлению Rambler

Самолет жены Медведева улетел на Кипр, несмотря на прекращение авиасообщения