in

«Почему я опаснее людей, которые ездят в метро?»: как устроена самоизоляция и карантин

Московское метро. Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

По указу мэра Москвы Сергея Собянина, гражданам, прибывшим в Москву из Китая, Южной Кореи, Ирана, Италии, Франции, Испании, Германии и «других государств с неблагополучной ситуацией с распространением новой коронавирусной инфекции», необходимо не покидать место жительства в течение двух недель. Нельзя ходить на работу и учебу, нужно минимизировать посещение общественных мест, а за нарушение режима самоизоляции, повлекшее массовое заражение, может быть уголовная ответственность по статье 236 УК РФ. В Санкт-Петербурге изолировали целое общежитие, в котором проживает больше 700 студентов, после обнаружения заболевания у одного из них.

Люди, находящиеся на самоизоляции и карантине, рассказали «МБХ медиа», что им не так уж и плохо, а также о видеонаблюдении, доставке еды и выносе мусора. 

 

Екатерина

прилетела из Испании

Мы уехали 4 марта, а на следующий день вышел указ. Начальница моего парня написала ему, что на работу он не выйдет. В Испании обстановка не такая драматичная, хотя все равно считается неблагополучной страной в плане распространения вируса. Мы прилетели в Москву 8 марта, во Внуково нам измерили температуру, а уже дома мы позвонили на горячую линию по телефону 8(495)870-4509. Оператор взял у нас всю информацию: откуда прилетели, номер рейса, номер паспорта, страховки ОМС, адрес, телефон. В течение двух дней приехал курьер Минздрава, привез больничный. У курьера мы подписали документ, что ознакомлены с ситуацией. На горячей линии нам сказали, что можно выгуливать собак и выносить мусор, но только в малолюдное время и в масках. Собаки у нас нет, мусор выкидываем в мусоропровод, в магазин пока не ходим, еду заказываем с доставкой, работаем удаленно.

Наверное, никто бы не контролировал, обратились мы для постановки на карантин или нет, но вчера мне дважды звонили из полиции: искали девушку, которая тоже недавно вернулась из Европы, ошиблись номером. А еще курьер сказал, что если на борту был случай заражения, то ищут всех, кто был на рейсе, думаю, авиакомпания без проблем предоставляет эту информацию. 

Чем занимаемся? Ну, вообще, мы работаем.Это, конечно, не так удобно, как работать из офиса, но что делать. А вообще, вынужденную изоляцию воспринимаем как возможность немного замедлиться, доделать те дела, на которые никогда нет времени. Например, закончить несколько образовательных курсов, по которым не успевали в обычное время. Разберем гардероб, дочитаем книги, досмотрим сериалы. Будем заниматься подготовкой к свадьбе, но, кажется, мы пролетаем с медовым месяцем. На самом деле дел полно, самое неприятное в карантине, что нельзя на улицу — ни погулять, ни побегать, ни на тренировку сходить. Приходится придумывать план тренировок дома. 

Мы с парнем оба работаем в «КонсультантПлюс». Директор нашей компании выпустил письмо с рекомендациями для руководителей тех сотрудников, кто недавно вернулся из Европы, и для всех остальных, кто никуда не ездил. Санитайзеры, UF-лампы, измерение температуры. Везде разложены салфетки, и нельзя теперь вызывать личных курьеров, только рабочих. 

Мы особо не переживаем. Мы понимаем, что некоторые меры необходимы, это просто здравый смысл. Например, из-за нарушения карантина и недостаточной ответственности граждан вон что в Италии случилось. Мы в курсе, что можем быть просто носителями вируса, сами не болея. И если всем от этого будет спокойнее, посидим дома. Но вообще, мы, конечно, понимаем, что это все очень сильно раздуто. И пока что не верится, что это такая серьезная зараза. Надеемся, что так все и окажется. А так, нам пришлось изменить планы, мы потеряли деньги: невозвратные билеты в театр и просроченные абонементы.

Родители волновались больше, что мы едем тратить деньги, когда откладываем на свадьбу, а про карантин мы сообщили им уже по факту. Поначалу сильно волновались. «А как вы будете есть?» — главная забота, но мы их успокоили, что не болеем, все нормально, теперь шутят даже. 

Мы верим, что скоро все образуется.

 

Елизавета

Имя изменено по просьбе героини, прилетела из Франции

Я прилетела из Парижа в аэропорт Домодедово 10 марта. Аэропорт живет полной жизнью. За стойкой S7 сотрудник сидел без маски, уборщица в маске, паспортистки в голубеньких синтетических масках, которые не помогают ни на секунду, сотрудники аэропорта без масок, среди людей, может, один на сто человек в маске. Аэропорт не демонстрирует ужаса и стремления защищаться всевозможными способами.


Меня никто не спрашивал, хочу я встать на карантин или нет. Нужно сообщить в департамент здравоохранения, что ты приехал из так называемой опасной страны, и остаться дома. На горячей линии мне сказали, что, если нужны продукты и лекарства, просить нужно родственников и домочадцев или вызывайте курьера. Не очень понятно, в чем здесь логика, если я на карантине, но дома у меня есть домочадцы. Мне сказали, что нужно избегать общественных мест, я уточнила, сказали, даже на улицу выходить нельзя, так что это такой домашний арест. Я живу с мужем, он свободно передвигается, это абсолютно не предусмотрено. Я приехала с подругами, у них у всех дети: мамы остались на карантине, дети пошли в школу. Мы с мужем живем в одной квартире, никакие маски не помогут: я все трогаю, мне в комнате запереться? Мне кажется, операторы неглубоко ориентируется в этом вопросе и в логике вообще, поэтому я не спрашивала, как нам быть, особенно когда я спросила, можно ли выходить в торговый центр, и мне ответили: «Старайтесь минимизировать контакт. Ходите дома в маске», когда только ленивый не сказал, что маски не помогают .

Сотрудница и пассажиры в зоне пограничного контроля в аэропорту Домодедово. Фото: Владимир Гердо / ТАСС

Я меньше суток назад позвонила в департамент здравоохранения, поэтому всеми возможностями я еще не воспользовалась. Не думаю, что ко мне будет кто-то ходить и мерить температуру, я просто не пущу к себе домой. На горячей линии мне сказали, что если появятся симптомы, нужно звонить в скорую помощь, дали два номера телефона, по которым нужно звонить. Симптомов у меня нет, я хорошо себя чувствую. Единственное, мне сказали, что за моим карантином ведется видеонаблюдение. Какое видеонаблюдение, непонятно, потому что в подъезде и в домофоне никаких камер нет. Мне ничего не прояснили, это какие-то общие предостерегающие заявления, которые вызывают вопросы и ироничную улыбку. Людей на карантине все больше, отслеживать их сложнее. Не очень понятно, как они будут это делать.


Мне кажется, это совершенно бесполезно, как обычно в нашей стране, репрессивно и глупо. Если это действительно так опасно, нужно не пускать рейсы в опасные места, а эти меры ничего не дают, кроме неудобства. В итоге никто не защищен. Почему я опаснее сотрудников аэропортов или людей, которые ездят в метро? Я фрилансер, не могу пойти по работе в определенные места, за эти две недели я теряю больше половины семейного бюджета за счет этого, это вообще никак не продумано, при этом мой муж свободно передвигается.


Я не медик, могу только сослаться на вирусологов, которые говорят, что это такой же вирус, как многие другие, и паниковать не нужно. В Париже не паникует примерно никто. Люди ходят по улицам, ходят в магазины и в музеи, ездят на общественном транспорте, не выглядят, будто боятся или ждут смерти. Кликабельность и формулировки вызывают панику. Я переживаю только из-за того, что не могу работать и зарабатывать.

 

Анастасия Нефедова

студентка пятого курса Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова в Петербурге, общежитие которого находится на карантине после обнаружения коронавируса у студента из Италии — единственный подтвержденный случай заболевания в городе

В целом все хорошо, нас регулярно кормят, стараются учесть пожелания в еде, всем, конечно, не угодишь, но в целом неплохо, нас снабжают всем необходимым, к нам регулярно ходят врачи в полной экипировке, измеряют температуру, берут мазки, снабжают даже лекарствами. Кафедры организуют дистанционное обучение, дают задания, выкладывают лекции и так далее. 

У нас общежитие квартирного типа: душ, туалет и кухня на две комнаты. Нам нельзя выходить из квартиры. Если у кого-то поднимается высокая температура или есть признаки ОРВИ, их забирают в стационар для дальнейшего обследования и лечения. Можно получать передачи, можно заниматься, чем хочешь. Я, например, завела инстаграм, а вообще занимаемся уборкой, учебой, тем, чем давно хотели заняться, но откладывали из-за плотного графика: кто-то картины рисует, кто-то на гитаре играет. Плюс я работаю дистанционно по Скайпу.

Родителям я пишу каждый день, поэтому они не переживают. Студента из Италии, у которого обнаружили коронавирус, я даже не видела.  

Настроение хорошее, скучаем конечно по свежему воздуху, но мы понимаем, что это необходимая мера. 

 

Артем

прилетел из Италии на одном самолете с Давидом Беровым, у которого обнаружили коронавирус: всех, кто летел с Давидом одним рейсом и входит в его окружение, госпитализировали или поместили на карантин. Повторные анализы позже показали, что он не заражен коронавирусом.

Мы с девушкой прилетели вместе 23 февраля. Спустя неделю нас поместили на карантин, когда у того парня обнаружили симптомы. Мы всю эту неделю ходили на работу, пользовались общественным транспортом и прочими социальными вещами, а потом нас резко ограничили. Я был на карантине с 1 марта, девушка со 2 марта, потому что ее не было в Москве. 

Мне в 11 утра позвонил заместитель главврача, не помню, какой больницы, сразу обратился ко мне по имени-отчеству, уточнил место проживания, был ли я на том рейсе. У него была вся информация заранее, и он сказал, что мне нужно провериться на вирус. Через 15-20 минут у меня была бригада медиков, они были в респираторных масках, взяли у меня мазки из носа, рта и горла, выписали мне постановление о карантине от главного санитарного врача на одну неделю, потому что считается две недели с момента прилета, а одна неделя уже прошла. 

Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Как проходит карантин? Сидишь дома. Знаете, кто такие хикки? Вот нам велели хикковать. Мы так к этому относимся. Можно все, кроме общения с третьими лицами и выхода из дома. В Москве можно в любое время дня и ночи заказать хоть жареного носорога, работаю я удаленно, девушка тоже, нам в этом плане повезло. Еду оплачиваем онлайн, я прошу оставить у двери, открываю и забираю. Все за свой счет. В Москве ввели режим повышенной готовности. Вам же никто не будет компенсировать, если, не дай бог, начнется война, и вы сидите дома. Мусор, видимо, нужно компостировать (5 марта полицейские составили на Артема протокол по части 1 статьи 19.5 КоАП за то, что он нарушил условия изоляции: вышел выкинуть мусор, опознали его по записи с камеры в подъезде. — «МБХ медиа»).

Ничего страшного в карантине на самом деле нет. Есть какой-то психологический момент, что ты ограничен в передвижении, но с учетом большой великой цели, это все понятно. Мне кажется, когда такая угроза, ничего страшного недельку поработать из дома. То, что нельзя выходить, да, конечно, такое себе, но опять же, если есть опасность, если Давид сидел передо мной, мог на меня чихнуть, а я пойду дальше это разносить, я буду гораздо хуже себя чувствовать потом, если что-то найдется и я кого-то заражу, стану одним из переносчиков. 

Каждое утро нам звонила заведующая соседней поликлиники, спрашивала про здоровье. Моя девушка шутила, что, когда это закончится, она даже будет скучать по звонкам каждое утро. А так все нормально. С нами все были предельно вежливы и корректны, все на очень крутом уровне. С учетом того, как все носились с помещением нас на карантин, вплоть до того, что мне лично звонила Ракова (Анастасия Ракова — заместитель мэра Москвы по вопросам социального развития. — «МБХ медиа»), я думаю, других случаев просто нет, если они так экстренно действуют. Очевидно, нет других случаев.
Состояние здоровья отличное, нам измеряли температуру раз в пару дней медики в полной химзащите. Никаких симптомов нет, но перестраховаться было не лишним. 8 марта мне закрыли больничный и все.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В Екатеринбурге задержали участников пикетов против поправок в Конституцию

У психолога Натальи Шавшуковой отозвали приглашение в эфир НТВ после того, как она назвала обнуление сроков Путина госпереворотом