Пустые могилы, фейки и беспечный президент: как Бразилия переживает коронавирус и почему она рискует пострадать больше всех – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Пустые могилы, фейки и беспечный президент: как Бразилия переживает коронавирус и почему она рискует пострадать больше всех

Бразилия обогнала Россию и вышла на второе место после США по количеству зараженных коронавирусом. В последние дни прирост заболевших был по 15−20 тысяч в сутки, а 23 мая от коронавируса в стране умерли 965 человек. Мы связались с жителями Сан-Паулу, эпицентра распространения болезни, и поговорили с ними о том, почему в стране не вводят федерального карантина, грозит ли президенту Болсонару импичмент и зачем люди хотят вскрывать массовые захоронения умерших от коронавируса.

«Он абсолютно безумен, — говорит мне Марина Дармарос, жительница Сан-Паулу, когда я спрашиваю, что она думает о президенте страны Жаире Болсонару. —Я родилась в год окончания диктатуры в Бразилии (1985 — „МБХ медиа“.), и я думаю, что за свою короткую жизнь я увижу уже третий импичмент в этой стране».

Жаир Болсонару — президент Бразилии с января 2019 года. Он известен своими крайне правыми высказываниями, поддержкой военной диктатуры в Бразилии в 1964—1985 годах, неоднократно позволял себе сексистские и расистские высказывания. А теперь Болсонару стал еще и одним из мировых лидеров, отрицающих серьезность пандемии коронавируса.

В стране до сих пор не введен федеральный карантин, и все потому, что ему противится Болсонару: в борьбе с министерством здравоохранения президент уже уволил двух министров, которые отстаивали необходимость введения изоляционных мер, и уже неделю эта должность попросту пустует. Как и президент США Дональд Трамп, Болсанару считает панацеей от COVID-19 противомалярийный препарат гидроксихлорохин, довольно токсичное лекарство с недоказанной эффективностью. Им же, кстати, лечат и в России.

В медиа Болсонару преуменьшает серьезность коронавируса, называет его «всего лишь легким гриппом», а в ответ на обвинения в халатности шутит и катается по озеру на гидроцикле.

Когда 28 апреля репортеры спросили президента о том, какими будут меры в связи со смертью на тот момент более 5 тысяч человек, Болсонару ответил: «Ну и что? Простите, но что вы хотите, чтобы я сделал?».

За прошедшие три недели его взгляд на пандемию не изменился. За это время в стране умерли больше 14 тысяч человек.

Сейчас в Бразилии почти 350 тысяч зараженных, уже больше 22 тысяч погибли. При этом в стране очень высокий рост как прироста (например, 20 мая было более 21 тысяч в сутки), так и смертности — 23 мая за сутки погибла почти тысяча человек.

Президент Бразилии настолько против карантина, что даже присоединялся к протестам и фотографировался с демонстрантами. Но самое главное, Болсонару вступил в борьбу с губернаторами, вводящими карантинные меры в своих регионах. Он призывает снимать ограничения и заявляет, что те преувеличивают проблему и просто ведут политическую борьбу против него. И кажется, он действительно в это верит. А люди верят ему.

Пустые могилы, фейки и беспечный президент: как Бразилия переживает коронавирус и почему она рискует пострадать больше всех

Жаир Болсонару. Фото: Mateus Bonomi / AP)

Проверка гробов, WhatsApp и фейк ньюс от президента

В прошлом месяце северные регионы страны стали хоронить умерших от коронавируса в общих могилах. Вскоре после этого по WhatsApp разлетелось вирусное фейковое сообщение о том, что в Манаусе, одном из городов Амазоны, муниципальные власти якобы закопали пустые гробы. «Люди говорили, что эти могилы сфальсифицированы, и требовали достать и открыть гробы, чтобы доказать, что внутри нет тел. Многие верили, что массовые захоронения выдумка и кто-то просто пытается посеять так панику», — говорит мне Нелио Коста, житель Сан-Паулу.

Сан-Паулу — главный эпицентр Бразилии по заражениям. Там коронавирусом заболели уже более 80 тысяч человек, больше 6 тысяч умерли.

«Если вы сейчас выйдите на улицу и попробуете поговорить с кем-то о коронавирусе, вам скорее всего скажут, что это просто заговор, чтобы свергнуть Болсонару, — продолжает он. — Большинство из тех, кто его поддерживает, уверены, что СМИ лгут о коронавирусе. Они утверждают, что статистика фейковая, и рассказывают слухи вроде: „У меня есть друг, который знает человека, который попал в больницу с огнестрельным ранением, а ему записали в причину смерти коронавирус“. И это все распространяется через WhatsApp».

По словам Нелио, фейковые новости о коронавирусе сейчас массово распространяются через WhatsApp. Особенно доверяет им старшее поколение — всю свою жизнь они следили за новостями через телевидение, которое абсолютно потеряло доверие после коррупционных скандалов, начавшихся в стране в 2013 году. «Это поколение плохо разбирается в социальных сетях, они довольно часто не понимают, как там появляются новости. Эти люди просто видят сообщение в WhatsApp и говорят: „Вот, точно, вот что происходит“», — говорит Нелио.

Еще одна проблема, почему люди массово верят фейковым новостям, считает Нелио Коста, в недостатке образования: «Половина населения не имеет достаточного образования или опыта в критическом отношении к медиа, они абсолютно не проверяют информацию, которую видят в соцсетях».

В распространении фейковых новостей участвует (если не возглавляет его) даже президент: в марте Twitter и Facebook удалили посты Болсонару о том, что губернаторы завышают данные о смертности от коронавируса, чтобы посеять страх среди населения. Сообщения президента признали фейковыми новостями. Такой же участи в мае удостоилась публикация президента в инстаграме, где он занизил данные о смертности в штате Сеара.

«Люди ему верят, потому что голосовали за него. Около 50% страны его выбрало, — говорит Марина Дармарос. — Кому они должны верить, если не своему президенту? Даже если он распространяет вранье».

Коронавирус или голод

Сестра Марины Дармарос, Лаура, работает в педиатрических отделениях реанимации и интенсивной терапии в нескольких крупных больницах в Сан-Паулу. Сейчас из-за пандемии Лаура Дармарос присоединилась к работе со взрослыми, в критических состояниях попадающих в больницы с коронавирусом.

«На самом деле все очень плохо, — признает она, когда мы разговариваем о смертности. — Очень много пациентов. В больнице сейчас около 60 коек в реанимационном отделении, но она вынуждена расширяться, потому что поступает все больше людей. Практически все — в критическом состоянии, и они все время умирают. Я не была в одной из больниц неделю, а когда вернулась обратно, поняла, что около половины пациентов в отделении за это время умерли».

Пустые могилы, фейки и беспечный президент: как Бразилия переживает коронавирус и почему она рискует пострадать больше всех

Лаура Дармарос. Фото: личный архив

По словам Лауры, мест в больницах пока достаточно, хватает врачам и оборудования, в том числе — ИВЛ. Проблема высокой смертности не в том, что система уже не справляется, считает врач, а в том, что сейчас пациенты поступают уже в критическом состоянии. Все потому, что они не доверяют тому, насколько серьезна проблема, и не следуют правилам изоляции.

«Первые пациенты, которых госпитализировали в Бразилии с коронавирусом, были люди с высоким доходом. Сейчас люди из этого социального слоя могут соблюдать изоляцию, их почти не госпитализируют. Те, кто поступают сейчас в критическом состоянии — это самые низшие классы, самые бедные. У них нет доступа к правдивой информации о коронавирусе, нет четких правил, как действовать в этой ситуации, а еще они вынуждены работать, чтобы прокормить себя и свои семьи. И естественно, они заражаются. Их поступает огромное, огромное множество», — говорит Лаура.

Людей с низким доходом в Бразилии очень много, многие живут в фавелах (трущобах — «МБХ медиа»), не имеют достаточного доступа к информации о болезни, не могут работать из дома, не имеют финансовой подушки безопасности.

«Бразилия — страна с ужасно высоким уровнем неравенства, особенно в таких крупных городах как Сан-Паулу или Рио-де-Жанейро, — говорит мне Вания Гоерш, еще одна жительница Сан-Паулу. — И это важно понимать, потому что огромное количество людей здесь безработны или работают „неформально“, без какого-либо государственного регулирования или договоров. Очень многие вынуждены жить в общежитиях, по пять человек в комнате. Все это означает, что если они сейчас не смогут работать, у них не будет денег даже на еду».

Спустя почти месяц после введения в марте изоляционных мер в Сан-Паулу и в некоторых других регионах, федеральное правительство пообещало помощь оставшимся без работы. Но выплата составляет всего 600 бразильских реалов — около 100 долларов США, или 7700 рублей. «Это ниже месячного прожиточного минимума в Бразилии», — отмечает Нелио Коста. И даже эти деньги, по словам Вании, людям было очень сложно получить: не у всех есть возможность заполнить электронные формы, несколько раз система обваливалась, а плохо организованная выдача денег в банках приводила к огромным очередям и даже толпам на улицах.

Все жители Сан-Паулу, с которыми мне удалось поговорить, считают, что из-за пандемии самые бедные слои населения действительно рискуют столкнуться с голодом. Именно поэтому, по мнению Нелио Косты, они доверяют Болсонару и не следуют даже тем ограничениями и правилам изоляции, которые все-таки введены:

«Люди не видят проблемы сейчас и не понимают, что проблемы будут через один-два месяца. Поэтому когда губернатор говорит людям, которые без работы умрут от голода, оставаться дома, очевидно они его не послушают и пойдут работать. И эти же люди особенно доверяют фейковым новостям — потому что для них они важны. Они „покупают“ эту идею о том, что за коронавирусом стоит какая-то группа политиков, которые „фейковой“ статистикой хотят лишить президента власти».

Пустые могилы, фейки и беспечный президент: как Бразилия переживает коронавирус и почему она рискует пострадать больше всех

Сан-Паулу. Фото: Vania Gaersh

Пандемия без регулирования

«У нас нет настоящего „локдауна“, есть только строгие рекомендации о социальном дистанцировании и самоизоляции, — говорит Нелио Коста. — Но здесь абсолютный конфликт между тем, что говорят губернаторы штатов и президент. Поэтому одни штаты пытаются вводить меры, а другие просто следуют за президентом и считают, что беспокоиться не о чем. И в Сан-Паулу сейчас очень много людей, которые ходят на улицы, не остаются дома, считают ситуацию несерьезной и говорят, что требование карантина — это политическое движение против президента».

Сейчас Сан-Паулу находится на «карантине» уже около двух месяцев, он должен продлиться до 31 мая. Должны быть открыты только самые важные предприятия, закрыты парки, на улицах запрещены занятия спортом, хотя работает общественный транспорт. Но эти меры не действуют.

«Несмотря на объявленный карантин, никакого регулирования, чтобы защитить людей, нет. Нет ни штрафов, ни наказаний, они есть только для коммерческих предприятий, если они продолжают работу, — говорит Вания Гаерш. — Поэтому многие сейчас говорят, что мы два месяца сидим в карантине и ждем, когда начнется настоящий карантин».

На прошедшей неделе губернатор штата объявил три дня выходных, чтобы больше людей осталось дома. Но по словам Нелио Косты, большинство отнеслись к этому несерьезно — поехали на барбекю, гуляли на улицах и встречались со своими семьями.

Марина Дармарос и Вания Гаерш обе говорят, что протесты против карантина — о которых писали в СМИ — преувеличены, их численность «раздувает» сам Болсонару и его правительство. На самом деле люди просто не следуют правилам и не верят, что нужен карантин.

«Для федерального правительства экономический рост был единственным знаменем, под которым они выиграли выборы. Роста больше нет из-за пандемии, и экономика сейчас, наоборот, упадет. Правительству выгодно привести ситуацию в хаос, — считает Вания. — Так, чтобы население повернулось против губернаторов, которые вводят ограничения, они сейчас как раз основные соперники Болсонару. К тому же для правительства Болсонару очень удобно, что часть населения, которая выступает против него, находится в основном дома, особенно в ситуации, когда против членов его семьи ведется расследование в коррупции».

Нынешние же действия Жаира Болсонару, его упрямое нежелание вводить карантин может привести к импичменту или более глубокому политическому кризису, считают Марина Дармарос и Нелио Коста. Потому что в отличие от многих стран, которые ввели изоляционные меры, статистика в Бразилии становится хуже, а кривая не выпрямляется и только растет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: