«Он берет в рабство и собак, и людей»: репортаж из чеховского пункта передержки животных – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Он берет в рабство и собак, и людей»: репортаж из чеховского пункта передержки животных

«Он берет в рабство и собак, и людей»: репортаж из чеховского пункта передержки животных

«Он берет в рабство и собак, и людей»: репортаж из чеховского пункта передержки животных

В деревне Кузьмино-Фильчаково под Чеховым уже около 10 лет существует приют для животных «Абинго». Про него рассказывают, что там кормят питомцев мертвечиной, отказываются их лечить, а волонтеров, которые стараются им помочь, хозяин бьет и шантажирует. Приютом неоднократно интересовались местные СМИ, активисты годами пытаются привлечь к нему внимание общественности и полиции.

По всей деревне Кузьмино-Фильчаково разносится ужасный запах, словно за ближайшим забором лежат горы трупов и фекалий. На самом деле за этим забором живут около полусотни собак — это приют «Абинго», а точнее пункт передержки, которым владеет казак Геннадий Реуцкий.

Кроме собак, за забором лежат в грязи несколько десятков свиней и, как говорят волонтеры и жители деревни, бог знает сколько трупов разных животных, преимущественно лошадей. Запах, исходящий от владений Реуцкого, вызывает рвотные позывы. Волонтеры, видя такую реакцию, только усмехаются — они ездят сюда не первый год и давно к такому привыкли.

Что происходит в «Абинго»?

Волонтер Юлия Малина рассказала «МБХ медиа», что собак в «Абинго» не кормят вовсе, а если кормят — трупами взрослых лошадей в опарышах, не дают воды, не лечат, не стерилизуют. Забота о животных держится на плечах волонтеров — именно они привозят собакам корм и убираются на участке.

«Он берет в рабство и собак, и людей»: репортаж из чеховского пункта передержки животных

Щенки среди костей. Фото предоставлено зоозащитницей Лилей

Доброжелатели получают доступ на территорию, только если выполнят требования хозяина — Геннадия Реуцкого, казака из хуторского казачьего общества «Сетунь», который принуждает их делать пункту передержки подарки — безвозмездную помощь. Не так давно девушки, по их словам, скидывались казаку на КамАЗ щебня для строительства дороги.

«Он берет в рабство и собак, и людей. Шантажирует нас», — рассказывает Юлия. По ее словам, она сначала доверяла Реуцкому, но потом поняла, как «жестоко ошибалась». Гена, как его называют волонтеры, по словам Юлии, не соблюдает нормы содержания животных. Убираются на участке только волонтеры, которые не могут приезжать туда постоянно, вольеров мало, они небольшие и не подходят для содержания животных зимой. Собаки живут не изолированно друг от друга, грызутся, спариваются.

Юлия говорит, что животные болеют, голодают и мучительно умирают. Это подтверждают и другие волонтеры. При этом на пристройство Геннадий их не отдает и даже поднимает руку на волонтеров.

При этом Реуцкий умудрялся два года подряд выигрывать тендеры на реализацию программы «Отлов, стерилизация, вакцинация и возврат» (ОСВВ) в Чеховском районе на общую сумму в 1 млн 210 тысяч рублей на два года. По словам зоозащитников, это просто копейки — даже маленький пункт передержки невозможно поддерживать в нормальном состоянии на эти деньги, тем более на протяжении двух лет.

Периодически волонтеры выкладывают посты-разоблачения, собирают деньги на помощь собакам.



Сам Реуцкий утверждает, что посты волонтеров портят ему репутацию — «Абинго» функционирует так же, как частная передержка, то есть на его участке желающие могут оставлять животных за деньги. Владелец заявляет, что зоозащитники просто наживаются, выкладывая фотографии несчастных животных из пункта передержки, а собранная ими помощь до него якобы не доходит. Однако сам же через несколько постов подтверждает, что получает от волонтеров корм и сено, которое подкладывают в вольеры животным. Волонтеры утверждают, что сено он продает и собакам ничего не остается — они спят на голой земле и грязных досках.

Разговор по телефону с самим Реуцким не принес результата — он не только не согласился пустить журналистов на территорию «Абинго», но даже заявил, что все это клевета и выдумки конкурентов, а приюта у него вовсе нет. «Я индивидуальный предприниматель, у меня две собаки на передержке», — заявил он. «Если вы там что-то лишнее напишете, я буду подавать на вас в суд, у меня есть юристы», — заключил Геннадий. Его слова противоречат тому, что выкладывают в паблике «Абинго» с аккаунта, якобы принадлежащего Реуцкому, — автор постов неоднократно заявляет, что владеет именно приютом.

Слова «Гены» опровергают и волонтеры, и его сосед Александр. Они говорят, что на территории «приюта» находятся не меньше полусотни собак, а не две, как говорит сам казак. «Здесь миллион нарушений. (…) Там очень много собак, которые не закрыты и ночью ко мне на участок приходят, поднимают всю деревню. Какие-то волонтеры приезжают убираться, кормят, но если вовремя не накормили — они по деревне бродят», — рассказал Александр.

Замок для собак и падаль

Никто из соседей Реуцкого не смог вспомнить о происходящем в «Абинго» хоть что-то хорошее, каждый новый разговор открывал все более пугающие подробности. Все хором говорили, что боятся стай собак, которые беспрепятственно сбегают из пункта и бродят по деревне, копаясь в каждой мусорке в поисках еды. Соседи утверждают, что животные воют от голода и не дают им спать. Живущим близко к участку надоел жуткий запах, но сделать они, по их словам, ничего не могут — неоднократные обращения в полицию не принесли результатов. Все это, по словам соседей, длится с момента основания «приюта» — почти 10 лет.

Когда сбежавшие из «Абинго» собаки добираются до дач, по словам местных, их владельцы просто скидываются и заказывают отстрел. Сам Реуцкий своих питомцев не ищет и не пытается ни спасти, ни вернуть — местные говорят, что если сбегают собаки с платной передержки, их хозяева самостоятельно ездят по деревне в поисках своих питомцев.

«Он берет в рабство и собак, и людей»: репортаж из чеховского пункта передержки животных

Фото предоставлено зоозащитницей Лилей

«Летом ходят его быки, зимой собаки по льду перебегают реку и бродят по деревне», — рассказывает еще один сосед Реуцкого Алексей. Его дом от приюта отделяет маленькая речка Люторка. С поляны перед его участком можно разглядеть странную постройку на участке Реуцкого — замок с флюгерами. Он составлен из бетонных блоков, по словам волонтеров, во всем четырехэтажном здании нет коммуникаций. Там казак якобы держит запертыми собак, которые попадают к нему на платную передержку, а еще — в вагончиках-бытовках на своей территории. Остальные ходят как по участку в несколько гектаров, так и по всей деревне, предоставленные сами себе. Волонтеры, как и соседи, говорят, что не знают, чья судьба легче — «платных» собак или «ничейных». Одни бродят голодными, другие заперты по колено в своих фекалиях.

«Собаки пробегают стаями, но случаев нападения не видел», — добавляет Алексей. Почти никто из соседей не смог вспомнить, чтобы собаки кидались на людей. Но все же стаи бесхозных животных, бродящих по деревне, как и вечный лай, пугают каждого, особенно тех, у кого есть свои собаки. В Чеховском районе в апреле вводили карантин по бешенству, который отменили буквально на днях, и рассчитывать, что собаки в «Абинго» привиты, было бы наивно.

Геннадий утверждает, что имеет ветеринарное образование, но волонтеры рассказывали, что после его операций у собак появляются гнойные раны, он не вырезает им опухоли, а после «стерилизации» суки еще несколько раз приносят потомство. Щенки из новых потомств умирают от инфекций — не выживает больше половины. «Пять пометов щенков за два месяца — это ли не показатель отношения к собакам?» — спрашивает зоозащитница Лиля Хуторцева.

Есть запись, где Реуцкий заявляет, что стерилизация — это геноцид, и что собаки, как и люди, должны иметь право бесконтрольно размножаться. Запись была сделана уже после того, как Реуцкий выполнил два госзаказа на отлов и стерилизацию.

Забрать собак, чтобы оказать им помощь, «Гена» волонтерам не дает с осени 2019 года. Лиля рассказала «МБХ медиа», как при них в агонии погибала собака, но спасти ее хозяин «Абинго» так и не дал. По признанию девушки, им пришлось «закрыть на это глаза ради других собак», чтобы осталась возможность их посещать. Они, по словам зоозащитницы, фактически у него в заложниках — Реуцкий собирает на них пожертвования.

На предоставленных зоозащитницей Лилией фотографиях участка, где расположен «Абинго», видны останки лошадей. Сам «Гена» заявляет, что его собаки питаются натуральным мясом, а сухие корма, которые возят волонтеры, им не нужны. Однако, судя по видео, собаки с жадностью накидываются на корм, в то время как лошадиные трупы разлагаются, становясь кормом для опарышей. Соседка Анна, поддерживающая отношения с дочерью Реуцкого (которая с отцом не общается) рассказала, откуда они берутся.

«Он берет в рабство и собак, и людей»: репортаж из чеховского пункта передержки животных

Отсанки лошади. Фото предоставлено зоозащитницей Лилей

«Он привозит из КСК „Мостовское“ падших лошадей. (…) Разделывают их еще там — привозит сюда кусками. Останки он раньше закапывал на поле, но сейчас там строительные работы (рядом с участком забирают почву для рекультивации мусорного полигона. — „МБХ медиа“). А так кости валяются по участку. Еще там сейчас несколько десятков свиней, — рассказывает Анна. — Быки тоже ходили везде, но их, похоже, забил — пропали».

Зоозащитница Лиля говорит, что они не оставляют попыток писать жалобы — до этого из прокуратуры и полиции приходили только отписки. По словам соседки Анны, Геннадий всегда уходит от ответственности, когда к нему приезжают проверки, уверяя, что большинство собак не его — ему их якобы подкинули. «То же самое и с рабочими-узбеками, которым он сдает дом. К нему приезжают из УФМС (по поводу нелегальных мигрантов. — „МБХ медиа“), а он говорит, что его просто три дня дома не было, а они сами заселились», — рассказывает соседка.

Анна утверждает, что теперь, после участившихся визитов полиции, Геннадий начал сжигать трупы собак и части палых лошадей. До этого он просто разбрасывал их по лесу или спускал вниз по реке Люторке. Все опрошенные нами жители Кузьмино-Фильчаково подтвердили, что раньше видели трупы животных по пути на кладбище, и все указывали на «Абинго».

Недоволен «Абинго» и пожилой сосед Михаил Петрович. «Вон они, ходят, мусорки ворошат, воют. Были б сытые — не ходили бы», — указывает он. Сосед уже думает отстреливать собак, сбегающих из «Абинго», потому что «житья не дают». Волонтеры хором его отговаривают, ведь «собаки же не виноваты». Петрович нехотя соглашается и продолжает причитать: «Взрослый мужик, все играет. И пони у него была, и быки, свиньи теперь».

Грозил, что будет стрелять

Когда мы вместе с волонтерами на нескольких машинах подъехали к зеленому забору, за ним зашлись лаем десятки собак. «Гена» открыл зоозащитникам, но на участок не пустил — только забрал более десятка килограммов сухого собачьего корма и, перекинувшись парой слов, закрыл дверь.

Сам казак выглядит обычным 50-летним мужчиной, известно, что он было неоднократно женат, у него несколько детей, а на своем огромном участке он живет только в компании мигрантов, которым сдает домик. Однажды Геннадий Реуцкий даже становился героем передачи «Давай поженимся» на Первом канале. Там его представляла бывшая жена, а его самого корректно назвали «непростым женихом». Он выбрал себе невесту, но что было с этой парой дальше, осталось загадкой.

Выяснив, что казак собирается покинуть «приют» с минуты на минуту, мы отъехали от участка и спрятали машины за поворотом. Корреспондент местного портала «Чехов Град» Максим упомянул, что когда звонил Реуцкому с вопросом об «Абинго», тот пригрозил, что будет в него стрелять, если журналист вздумает залезть на участок.

Мы с Максимом оставили рюкзаки в машине и пошли прогуливаться вокруг участка Реуцкого, держась за руки. Нас он еще не видел — притворяясь парой, мы бы не вызывали подозрений. Как только хозяин уехал, к нам присоединились волонтеры и помогли найти место с другой стороны участка, с которого можно рассмотреть «Абинго».

Около забора «приюта» экскаваторы навалили кучи коричневой глинистой земли. В этом месте участок пахнет особенно нестерпимо. Мы залезли на кучи, и разглядели участок. В загонах стояли десятки свиней, которые елозили своими брюшками по своим же фекалиям. Собаки лежали в тени у воды на другом конце участка — ближе ко входу, куда мы подъезжали ранее. Сосчитать их не было возможности. В овраге что-то тлело — серый дым тонкой струйкой вздымался к небу. По словам соседей и волонтеров, этот овраг и есть «крематорий» для животных, где можно найти кости собак и лошадей.

Участок выглядел грязно. Стало понятно, что многочисленные ужасающие фото, которые мне присылали волонтеры, сделаны именно в «Абинго». Тут и тот странный дом, и загон, и вагончики, где Гена запирает собак.

Мы возвращались к машинам пешком вдоль крошечного деревенского кладбища, когда издалека показалась машина Геннадия. Волонтерки резко скрылись за могильными камнями, присев на корточки, а я сделала вид, что рву сорняки у одной из могил — никто не забыл, что Реуцкий в случае чего грозился стрелять.

Хотя Геннадий не дает спасать собак и вывозить в нормальные ветеринарные клиники, от материальной помощи Реуцкий редко отказывается. «Мы привезли сегодня много корма. А уж что он сделает — продаст или на самом деле собак накормит, мы не знаем. Просто делаем, что можем, и надеемся, что животным хоть что-то перепадает», — говорят волонтеры.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: