in

«А при вас Юлия Евгеньевна топтала газон?» В суде продолжают слушать дело депутата Галяминой

Уголовное дело против муниципального депутата Юлия Галямина
Юлия Галямина и Михаил Тимонов (справа). Фото: Денис Волин / «МБХ медиа»

В Тверском районном суде Москвы продолжается процесс по уголовному делу в отношении муниципального депутата Юлии Галяминой. Ее обвиняют по «дадинской» 212.1 статье Уголовного кодекса за неоднократное нарушение порядка организации и проведения публичного мероприятия. Дело было возбуждено после задержания Галяминой на акции против поправок в конституцию 15 июля 2020 года. 1 декабря в суде допрашивали полицейских, задержавших ее в тот вечер. Они попытались рассказать, почему выбрали именно ее и причем тут пандемия коронавируса. За заседанием наблюдал корреспондент «МБХ медиа».

Возле суда в окружении журналистов стоял депутат Мосгордумы Михаил Тимонов.

— Я не понял, а где пирожки?! — удивился он, когда рядом появилась Юлия Галямина. Пирожков в ее руках не было, хотя на прошлом заседании она объявила, что готовит акцию: «Меня хотят упечь, а я буду печь пирожки». Галямина обещала накормить ими всех присутствующих.

— Сейчас будут! — улыбнулась она.

— Я, между прочим, ради них думу бросил! — несколько расстроено, едва не крича, заметил Тимонов.

В этот момент помощники Юлии Галяминой вынесли несколько подносов с завернутыми в белые конвертики пирожками с тыквой. По словам Галяминой, «лепили их с дочерью всю ночь». Она раздала их всем присутствующим — сторонникам, коллегам, журналистам. Пыталась угостить пирожками и стоявших неподалеку полицейских, но те с наигранной вежливостью отказались: «Спасибо, не стоит».

Уголовное дело против муниципального депутата Юлия Галямина
Юлия Галямина угощает своих сторонников пирожками. Фото: Денис Волин / «МБХ медиа»

Покончив в церемонией, Юлия Галямина прошла в суд.

— Так, а где адвокаты-то? — развела она руками.

Спустя минуту мимо турникетов пронесся защитник Михаил Бирюков. «О!» —  воскликнула депутат и они обнялись, как близкие друзья. Позже в коридоре появилась и адвокат Мария Эйсмонт.

— Так, пока у нас время есть, давайте что-нибудь пообсуждаем! — неожиданно предложила Галямина, пока все собравшиеся ждали начала заседания перед залом суда. 

Депутат Михаил Тимонов при этих словах поперхнулся. «Уже дообсуждались!», — сказал он. В коридоре раздался звонкий смех. 

Дело против Галяминой было возбуждено после того, как она разместила в соцстеях призыв прийти на акцию 15 июля, обсудить и потребовать отмены итогов голосования о поправках в конституцию РФ. При этом, утверждает обвинение, ранее Галямина неоднократно привлекалась к административной ответственности по статье 20.2 КоАП РФ (нарушение порядка проведения публичных мероприятий), в течение предшествующих 180 суток, что является поводом к возбуждению дела по ст. 212.1 УК РФ. На прошлых заседаниях были допрошены несколько сотрудников полиции. Они рассказывали, как задерживали Юлию Галямину, как «выявляли в ходе мониторинга» размещенные ею в соцсетях призывы к участию в акциях протеста и прочие, по их мнению и версии следствия, противоправные действия подсудимой, ставшие причиной возбуждения уголовного дела. Сегодня допрос свидетелей продолжился. 

Заседание началось с допроса свидетеля Максима Бахтиярова. Он сотрудник второго оперативного полка ГУ МВД Москвы. На нем голубые перчатки, маска и свитер с оленями. Бахтияров рассказал, что 15 июля 2020 года охранял общественный порядок на Пушкинской площади, где проходил митинг против поправок в конституцию, переросший в шествие. По данным МВД, там было задержано 132 человека. Свидетель назвал это мероприятие «несанкционированным». По его воспоминанием, там присутствовало «около 400 человек». Там свидетель задержал, как он выразился, «данную гражданку», то есть Юлию Галямину. Сначала он предлагал ей и другим «прекратить совершать хулиганские действия» (позже полицейский уточнил, что участники акции все-таки не хулиганили), а потом, когда те не вняли призывам, приступил к задержаниям.

На вопрос о том, как протестующие нарушали общественный порядок, полицейский ответил: «Ну, у нас пандемия сейчас проходит в стране. А они социальную дистанцию не соблюдали, ходили по дороге, загораживали путь прохожим на тротуарах, по газонам ходили, и угроза ДТП была». Относительно социальной дистанции адвокаты просили уточнить, соблюдалась ли она в автозаке, впоследствии? Но судья Андрей Беляков этот вопрос снял. 

— А при вас Юлия Евгеньевна топтала газон? — поинтересовалась адвокат подсудимой Мария Эйсмонт.

Уголовное дело против муниципального депутата Юлия Галямина
Юлия Галямина с адвокатами в суде. Иллюстрация: Маша Березина / Instagram

— Нет, — ответил полицейский. 

Но вообще к «стоянию на газоне» у него отношение резко негативное. 

— Это [газон] тоже имущество в какой-то степени, — сказал полицейский.

Галямину Бахтияров задерживал вместе с другим полицейским, Максимом Шипуновым, «потому что она нарушала статью 20.2 КоАП». По словам свидетеля, подсудимая выкрикивала лозунги: «“Уходи!”, или что-то типа того». Помимо Галяминой, сказала свидетель, были задержаны и другие участники акции. Правда, кто именно, не уточнил. 

Во время допроса Бахтиярова адвокатами и прокурором Юлия Галямина сидела молча и составляла посты для Twitter. Перед ней на столе стоял поднос с пирожками. 

— Я какую опасность представляла, что вы меня задержали? — спросила она, когда до нее дошла очередь. — Вы меня задержали за то, что до задержания вы объявили кому-то через громкоговоритель, чтобы люди ушли с площади, но не знаете точно, говорили ли об этом лично мне. И моя опасность состояла в том, что я стояла на улице [в момент задержания]?

— Ну, я не помню точно, вы что-то выкрикивали. Ну, или у вас было что-то в руках, — сказал полицейский Бахтияров.

Следом был допрошен его коллега Максим Шипунов. В действиях Галяминой 15 июля он увидел «все признаки административного правонарушения». Она, по словам свидетеля, отказывалась «разойтись», как того требовали полицейские. Галямина продолжала стоять возле памятника Пушкину, выбегать на проезжую часть не пыталась и даже, по воспоминаниям полицейского, не топтала газоны. Но отказа уйти с места Шипунов потерпеть в тот вечер не мог. Хотя «потом она, конечно, все же пошла с нами». В смысле — в автозак. 

— Ну, понятно, мы девушки, нас уговорить надо, — заметила адвокат Эйсмонт. 

— А вы социальную дистанцию соблюдали, когда меня задерживали? — поинтересовалась у полицейского Галямина.

— Я в средствах защиты был.

Снимается вопрос, объявил судья постфактум.

— А в автобусе, где находилось 24 человека, соблюдалась социальная дистанция? — продолжала забрасывать свидетеля вопросами, несмотря на запрет председательствующего, подсудимая.

Снимается вопрос.

— Очень последовательно снимаются у нас вопросы, когда дело касается защиты моих прав, — заметила Юлия Галямина.

Судья Андрей Беляков улыбнулся. Под маской. 

— Вы нарушили закон? Нарушили! — тем временем попытался завершить свой допрос свидетель Шипунов. Но Галямина ему напомнила, что вынесение решения о том, кто что нарушил, все-таки находится в компетенции суда. Спорить с этим тезисом никто не решился.

Следующий свидетель — Илья Панин. Он тоже полицейский из второго оперативного полка. 15 июля весь день он находился в резерве, в отделе на Петровке, 38. Вечером поступила информация о начале шествия с Пушкинской площади. «Мы получили указание выехать и сопровождать колонну. Мы были резервом на случай осложнений», — объяснил Панин. Однако на месте стало понятно, что на транспорте следовать за колонной невозможно («места всем не хватало, возникла пробка»), поэтому «резерв» двинулся за ней пешком. Панин тоже вспоминал о пандемии, социальной дистанции, даже видел тех, кто и вправду начал расходиться, когда полиция этого потребовала. «Но находились провокаторы, которые призывали продолжать движение», — сказал свидетель. В какой-то момент допроса выяснилось, что Юлию Галямину свидетель не видел там вообще.

Полицейский Евгений Щеглов, которого в этот день допрашивали последним, сразу же сказал, что Юлию Галямину не знает. Он, как и Илья Панин, 15 июля находился в резерве. Видел, как проходило шествие, на котором люди выкрикивали лозунги. Один из них полицейский запомнил: «Москва, выходи!». Щеглов считает, что нарушение общественного порядка выразилось в том, что митингующие, в числе прочего, мешали прохожим пройти в бар.

— Мне бы в бар никто не смог помешать пройти! — удивилась Мария Эйсмонт. 

В перерыве, в коридоре суда, Юлия Галямина призналась «МБХ медиа», что суды начинают ее выматывать (недавно вместо одного заседания в неделю начали проводить два). Подъем в шесть утра, лекции в институте, в перерыве судебные заседания, затем опять лекции и проверка домашних работ студентов — это сложно. Однако настрой у Галяминой боевой: «В конце концов, все испытания, которые нам даются, даются для того, чтобы мы были счастливыми». Следующее заседание состоится 3 декабря. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Обложка подкаста Михаил Зыгарь. «Ощущение, что Зюганов победил»

«Право слово» # 49. Михаил Зыгарь. «Ощущение, что Зюганов победил»

ЕСПЧ

ЕСПЧ присудил 10 тысяч евро ЛГБТ-активистке за задержание на Национальном дне каминг-аута