in

«Меня хотят упечь, а я буду печь пирожки». Репортаж «МБХ медиа» из суда по делу Юлии Галяминой

Муниципальный депутат Юлия Галямина
Юлия Галямина (слева). Фото: Денис Волин / «МБХ медиа»

В Тверском районном суде Москвы продолжается процесс по уголовному делу в отношении муниципального депутата Юлии Галяминой. Ее обвиняют по «дадинской» 212.1 статье Уголовного кодекса за неоднократное нарушение порядка организации и проведения публичного мероприятия. Поводом к возбуждению дела послужили якобы размещенные Галяминой в соцсетях призывы принять участие в акции против поправок в конституцию 15 июля 2020 года. 24 ноября в суде допросили еще несколько свидетелей, один из которых очень заинтересовал подсудимую — как личность. 

Возле суда Юлия Галямина традиционно общается со своими сторонниками. Рассказывает, что на предстоящем заседании будут работать художницы: «Они будут делать рисунки с процесса, а потом я буду их публиковать в соцсетях».

Чуть поодаль стоят две девушки, в руках блокноты и кисти. Это художницы Нюся Красовицкая (внучка поэтессы Натальи Горбаневской — одной из восьми демонстрантов, вышедших в 1968 году на Красную площадь в знак протеста против введения советских войск в Чехословакию) и Мария Березина. Они уже не первый раз работают на судебных процессах. Первый опыт — дела «Мемориала», связанные с признанием организации иностранным агентом: «Хотели еще попасть на заседание по Павлу Ребровскому из дела “Нового величия”, но отморозили себе задницы и так и не попали».

— От каждого суда очень сильно зависит, что ты поймаешь, — объяснила «МБХ медиа» Красовицкая цель и суть присутствия художниц на процессах. — Всегда стараешься поймать одно — взять правосудие на карандаш и показать подноготную. 

По словам девушек, в дальнейшем, возможно, они соберут вместе все свои рисунки и проведут «судебную выставку».

В числе обступивших Галямину сторонников выделяется политик Сергей Митрохин. «Нецивилизованное дело затевается против нее. Чисто репрессивное мероприятие, — возмутился он. — Ее хотят как минимум лишь права избираться в органы власти».

— А вы не думаете, что ее могут посадить? 

— У нас в стране все возможно, именно поэтому я сюда и хожу, чтобы поддержать, — ответил Митрохин.

В 14 часов Юлия Галямина и ее группа поддержки начинают заходить в суд. В холле Галямина встречает своего адвоката Михаила Бирюкова.

— Миша, какой ты стильный сегодня! 

Бирюков сегодня в клетчатой кепи и шарфе такого же фасона. «На прения, по ощущениям, в таком темпе выйдем в начале января», — сказал Бирюков «МБХ медиа». Он напомнил, что из 40 свидетелей по делу пока допросили только восемь человек. 

На предыдущих заседаниях в суде были допрошены несколько сотрудников Центра «Э», которые рассказывали, как они смотрели YouTube и читали фейсбук, чтобы выявить правонарушение, ставшее поводом к возбуждению против Юлии Галяминой уголовного дела. В частности, оперативник Дмитрий Гребенчуков рассказывал, что личной жизнью подсудимой он интересуется исключительно в рабочее время, однако этого оказалось достаточно, чтобы заметить именно ее в кадре в окружении еще около 500 человек во время шествия по Трубной площади. 

Муниципальный депутат Юлия Галямина
Сторонники Юлии Галяминой и Сергей Митрохин у здания суда. Фото: Денис Волин / «МБХ медиа»
Свидетель Пушкин

— Предлагаю допросить свидетеля Пушкина, — начала гособвинитель Ирина Васильева, когда судья открыл очередное заседание.

В зал вошел высокий и крупный мужчина в маске и черных перчатках. Сергей Пушкин — полицейский. На вопрос, знает ли он Галямину, ответил: «Так точно». В прошлом году во время выборов в Мосгордуму, 27 июля, на утреннем построении до него «довели оперативную обстановку в Москве и дали ориентировки на нарушителей». В частности, было сказано, что некие лица планируют провести несанкционированный митинг [из-за недопуска независимых кандидатов на выборы]. Во время патруля по городу Пушкин увидел группу лиц, которая «громко разговаривала и что-то жестикулировала». Там же Пушкин увидел Юлию Галямину. «Я ее в лицо знаю, потому что она постоянно участвует в несанкционированных митингах. Еще видел ее в ютьюбе», — сказал Пушкин. По его словам, он спросил, в чем дело и что за собрание, а в ответ «начал получать негативные и агрессивные по отношению к нам ответы». Галямину задержали для составления протокола и отвезли в отдел. «Впоследствии я узнал от коллег, что 27 числа несанкционированный митинг перешел в шествие. Он создавал угрозу гражданам», — сказал Пушкин. 

Свидетель добавил, что Галямина, может быть, и не хотела, чтобы митинг перерос в шествие в тот день. «Но это произошло», — несколько извиняющимся тоном произнес Пушкин. «И это уже провокаторство получается и подстрекательство», — с толикой неловкости добавил он спустя какое-то время. Пушкин сказал, что «практика показывает», что в несанкционированных митингах «люди часто получают травмы». «Прохожего могут толкнуть, могут случайно выбить сумку или даже сбить с ног», — сказал свидетель. На это Галямина ответила, что на акциях, как правило, напротив, мирные участники страдают от действий сотрудников полиции. 

Пушкину Галямина несколько задумчиво сказала: «Я уже третий раз с вами сталкиваюсь, вы мне уже интересны. Как личность». 

— Вам понравилось меня задерживать? — спросила она у Пушкина.

— Юлия Евгеньевна! — попросил ее остановиться судья Беляков и отпустил свидетеля. «Возьмите визиточку, когда я стану президентом, может, пригодится», — крикнула вслед Пушкину Галямина. Но тот уже исчез в дверном проеме.

Свидетель Захаров

Следующим допрашивали свидетеля Александра Захарова. Он тоже полицейский и 27 июля работал на митинге в поддержку независимых кандидатов. Руководством ему была дана установка: «едем обеспечивать общественный порядок».

— Вам знакома Галямина? — поинтересовался у него судья Беляков.

— Как знакома? — усмехнулся Захаров. — Задерживали мы ее!

Свидетель рассказал, что на Трубной площади 27 июля проходил несанкционированный митинг, «где вообще нельзя было пройти» и «люди с плакатами стояли». Захарову показалось, что там было примерно 100 человек. В их числе и Юлия Галямина, она находилась недалеко от входа в метро. «Ну, было принято решение задерживать народ. Мы и задержали», — сказал Захаров.

Муниципальный депутат Юлия Галямина
Свидетель Александр Захаров в суде. Иллюстрация: Нюся Красовицкая / Instagram

— А за что Галямину задержали? — уточнила гособвинитель Васильева. 

— Ну, она участвовала в митинге, лозунги эти тоже, призывала к незаконным действиям. 

На уточняющие вопросы защиты Захаров заявил, что почти ничего не помнит. «Я каждый день задерживаю людей! Если задержали, значит, было за что. Просто так людей не задерживают!», — несколько нервно ответил полицейский на вопрос адвоката Марии Эйсмонт. 

— А кто отдал команду-то меня задерживать? — не выдержала уже сама Галямина.

— Вас лично — никто. Задерживали нарушителей. Мы вас когда вели, вы продолжали выкрикивать лозунги. И люди кричали, что они вас поддерживают! — заявил свидетель Захаров. 

Подумав немного, свидетель добавил: «Честно говоря, там все выкрикивали лозунги». Захаров сильно нервничал и раздражался, когда вопросы задавала Галямина. В какой-то момент он заявил, что конкретно за Галяминой не следил, а задерживал всех нарушителей: «Некоторые из них даже ложились на дорогу». 

— А Галямина ложилась на землю? — уточнила адвокат Эйсмонт. 

— Не знаю, может быть, до этого и ложилась, — ответил Захаров. 

«Ориентировался согласно ориентировке»

Следующий свидетель полицейский Максим Герачиц сразу объяснил, что «в данный момент» оговаривать Юлию Галямину у него нет никаких оснований. Летом прошлого года он работал в составе второго оперативного полка. Его послали в подмосковный Можайск. У полицейского имелась ориентировка на Галямину («была показана ее фотография») и других лиц, которых «подозревали» в размещении в соцсетях призывов к несанкционированной акции. В Можайске Герачиц «действовал по обстоятельствам» — иначе говоря, в ходе патруля, увидев на улице Галямину в компании других людей, сразу же ее задержал. Место задержания он вспомнить не смог: «Жилая зона была, проезжая часть». 

В действительности Юлия Галямина была задержана вторым оперполком 21 августа 2019 года возле ИВС, откуда она вышла после отбытия двух сроков административного ареста. Однако свидетель Максим Герачиц упорно отказывался признать, что ехал в Можайск целенаправленно для повторного задержания Галяминой. «Я ориентировался, согласно ориентировке», — лишь пробурчал свидетель. 

Допрошенный в суде следом коллега Герачица по второму оперативному полку Анатолий Нигрей тоже рассказал, что смотрел в ориентировку и на ее основании задержал в Можайске Галямину. Зачем он туда вообще поехал, свидетель не вспомнил. «Но мы вас [специально] не ждали», — заверил он.

Юлия Галямина стала задавать много уточняющих вопросов. Суд снова ее остановил и пригрозил назначить штраф. «Знаете, — ответила подсудимая, — у меня столько этих штрафов. У вас на меня ничего нет». Судья не стал вступать в дискуссию и объявил перерыв до 1 декабря.

На улице Юлия Галямина пригласила своих сторонников на следующие заседание. Сказала, что будет интересно. Она собралась принести к суду испеченные собственноручно пирожки:

— Прокуратура хочет меня упечь, а я в ответ на это буду печь пирожки. Приходите. Много не обещаю, но всем достанется.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Pop-up магазин re:Store, открытый к старту продаж в России iPhone 12 и iPhone12 Pro, в ГУМе

Производителей обязали ставить отечественный софт на смартфоны и компьютеры. К чему это приведет?

В Петербурге возбудили уголовное дело после захвата детей в заложники