МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Злоупотребление правом». Как продлили арест фигурантам дела «Национального блока»

«Злоупотребление правом». Как продлили арест фигурантам дела «Национального блока»

В Пресненском районном суде 3 июля продлили арест обвиняемым в создании экстремистского сообщества Кириллу Ученову и Даниилу Бондарю. Следствие считает их организаторами «Национального блока», члены которого якобы нападали на выходцев с Кавказа. Адвокаты и обвиняемые пытались объяснить, что им нельзя в СИЗО из-за тяжелых заболеваний, но судья Катерина Кириченко решила, что они виновны, даже без изучения всех материалов дела.

Перед заседанием в холле Пресненского суда было совсем немноголюдно. В соседнем зале слушалось дело бывшего президента Роспромбанка Сергея Салогубова, и журналистов интересовало именно оно. Перед входом в зал в это время сидели родственники Даниила Бондаря: мать Лидия, отец Леонид и сестра Марьяна. Адвоката с ними не было — он не смог приехать, вместо него вызвали дежурного, по назначению.

Родители Бондаря пытались добиться переноса заседания — они попросили адвоката об этом заявить. До этого они обращались к секретарю — тот отказался принимать документы, поскольку у него «не было времени». Тем временем в суд приехал и адвокат Ученова, Максим Завертяев. Кроме него, никто Ученова не представлял и не поддерживал — до ареста обвиняемый жил в Кольчугино во Владимирской области.

Через полтора часа ожидания Бондаря и Ученова завели в зал, а секретарь позвал слушателей. Там уже сидела судья Катерина Кириченко. Заседание началось почти сразу после этого — приставы не разрешили поговорить Бондарю с родителями.

Сначала судья установила личности обвиняемых. Ученову она не задавала никаких лишних вопросов, а к Бондарю — он был одет в футболку, в которой его задерживали и, вероятно, избивали — отнеслась пренебрежительно.

— И не мешает вам инвалидность? — спросила судья Кириченко, когда узнала, что обвиняемый учится в спортивном вузе и у него есть инвалидность.

— Немного, — усталым голосом ответил Бондарь.

— А совершать такие преступления инвалидность не мешала? — продолжила атаку судья.

После установления личностей Бондарь попросил перенести заседание, так как у него есть другой адвокат. Сам адвокат поддержал просьбу, не против был и его коллега. Тем не менее, против была судья. Она резко повысила голос:

— Бондарь, ваш адвокат был извещен о заседании еще 1 июля, и написал, что не может участвовать, так как у него другое заседание. Вы понимаете, что адвокат предпочел ваше дело другому? А то, что заявляете вы — злоупотребление правом! — крикнула на обвиняемого судья Кириченко и решила провести заседание в текущих составах.

Следователь из следственной группы по делу — помимо адвоката Бондаря, в суд не смогла приехать и старший следователь — читал с листка. Он попросил продлить арест обвиняемых на месяц, до 6 августа. Объяснял он это тем, что фигуранты обвиняются в тяжком преступлении, а их нахождение на свободе несет угрозу для простых людей и других фигурантов дела.

Кратким выступлением это поддержала и прокурор. Далее судья перешла к адвокату Бондаря по назначению — обвиняемого в создании националистического сообщества защищал азербайджанец с небольшим акцентом. Он сказал, что у Бондаря есть неизлечимые болезни, и что ему необходим курс гормональной терапии. Он попросил суд отпустить обвиняемого под домашний арест.

Когда слово дали Бондарю, он поддержал адвоката и сказал, что не получает в СИЗО медицинской помощи. На это дерзко ответила судья: она сказала, что для этого его должен осматривать врач и принимать решение должен тоже он.

Адвокат Ученова по соглашению Максим Завертяев заметил, что его доверитель сотрудничает со следствием и дает показания, и у него тоже есть тяжелые заболевания — например, эпилепсия. Он попросил суд сменить меру пресечения на любую, не связанную с лишением свободы — «домашний арест или подписку о невыезде».

— Вы же в курсе, что подписку о невыезде следователь дает? — спросила адвоката судья.

— Извините. Тогда только домашний арест, — ответил Завертяев.

Сам Ученов — он был одет в толстовку и шорты — сказал, что выступает против продления ареста. По его словам, 282 статья Уголовного кодекса была декриминализована, «в декабре даже была амнистия» (Фигурантов дела «Национального блока» обвиняют по статье 282.1, она не была декриминализована — прим. «МБХ медиа»)

— Ну и? — спросила Ученова судья.

— Это ненасильственное преступление, — ответил Ученов.

— И что? Кража — тоже ненасильственное преступление. И? — продолжала атаковать судья.

Не получив ответа, судья Кириченко принялась рассматривать письменные материалы дела. Изучала она их крайне избирательно — часть документов она даже не стала зачитывать, так как не смогла их разобрать. Зато полностью зачитывала рапорты оперативников, протоколы допросов и результаты обысков. Так, особое внимание судьи привлекла справка из ФСБ. В ней рассказывалось, что участники «Национального блока» собирались в Telegram и нападали на уроженцев Кавказа — об этом силовики узнали из опроса обвиняемого по другому делу, Игоря Соколюка. Судья несколько раз произносила псевдонимы обвиняемых в Telegram — «Джон Уэйн» у Ученова и «Заумник» у Бондаря.

В это время пристав сделал замечание родственникам Бондаря: на него посмотрела мать, а пристав расценил это как попытку поговорить.

— А не надо смотреть, — сказала судья, и предупредила: еще раз — и их удалят из зала. Лидия Бондарь после этого тихо плакала, следователь — тихо хихикал. Нравоучения на этом не закончились: судье Кириченко не понравились эмоции Кирилла Ученова.

— Ученов, смешно вам? — недовольно спросила судья, прервав чтение справки. Следом она зачитала его показания: в 2017 году он якобы на правах «активного гражданина» создал националистическое сообщество и писал туда свои тексты, позже к нему присоединился Бондарь и набралась аудитория в 70 000 человек. Бондарь, по словам Ученова, проводил тренировки, за которые брал 500 рублей в месяц, и разговаривал с новичками движения в Москве. Зачитала она и протокол обыска. «Дубинка, бита… — уверенно прочитала судья и после паузы добавила, — литература различная экстремистская». Дома у Бондаря нашли разве что компьютеры, флешки и sim-карты — протокол обыска его квартиры она зачитывала менее уверенно.

Так же подробно судья Кириченко зачитывала рапорт полковника Главного управления противодействия экстремизму Олега Аванесяна. В день сдачи рапорта, 6 мая, и были возбуждены уголовные дела. Кириченко зачитывала: обвиняемые планировали совершать экстремистские преступления, а после — поехать на машине в Беларусь и купить билеты на самолет до Украины.

Когда судья перешла к медицинским заключениям, она пропустила половину. Зачитывала она те, по которым Бондарь и Ученов вполне здоровы. Так, она смогла расшифровать слово «ремиссия» в выписке Ученова по эпилепсии, но смотреть остальные документы не захотела. В справке об инвалидности Бондаря она увидела III группу и с облегчением сказала: «Ну и что, рабочая же». Справку с обследования, которое проводили уже после ареста и по ходатайству следователя, судья смотреть не стала — по ее мнению, то, что она датирована 23 мая, выглядит подозрительно. После этого Кириченко удалилась в совещательную комнату.

За 20 минут судья подготовила решение. На оглашение родители Бондаря не попали — пустили только адвокатов. От защитников они узнали: все ходатайства защиты отклонили, арест продлили на месяц. Адвокату по назначению передали телефон частного адвоката — он с довольной интонацией сказал, что в защитительной речи «добавил своего» и спросил, нужно ли подавать апелляцию.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: