Что делать, если вы оказались свидетелем по делу о госизмене? – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Что делать, если вы оказались свидетелем по делу о госизмене?

Что делать, если вы оказались свидетелем по делу о госизмене?

Что делать, если вы оказались свидетелем по делу о госизмене?

В России заводят все больше дел, связанных с разглашением засекреченной государством информации. 7 июля обвинение в госизмене было предъявлено бывшему журналисту «Коммерсанта» Ивану Сафронову, главреда издания «Холод» допросили по этому делу. Вероятность стать свидетелем по делу о госизмене растет. Вместе с адвокатом Сафронова Олегом Елисеевым «МБХ медиа» рассказывает, что нужно знать, если с вами это произошло.

По данным «Медиазоны», за последние 10 лет количество дел по статьям, связанным с работой контрразведки и поиском внутренних врагов, выросло в 6 раз. Если в 2009 году по делу о разглашении государственной тайны (ст. 283 УК РФ) было всего 6 приговоров, то в 2019 уже 46 — это рост в 7,5 раз. А за первую половину 2020 года количество дел уже близится к 30. Кроме того, выносят приговоры и по другим «шпионским» статьям: по госизмене (ст. 275 УК РФ), шпионажу (ст. 276 УК РФ, только для иностранцев) и незаконному доступу к гостайне (ст. 283.1 УК РФ).

Мы связались с адвокатом Ивана Сафронова Олегом Елисеевым и ответили на вопросы, которые могут возникнуть у человека, соприкоснувшегося с делом о гостайне в статусе свидетеля.

Могут ли с меня взять подписку о неразглашении государственной тайны?

Накануне одного из адвокатов «Агоры» Николая Васильева не допустили на допрос главреда «Холода» Таисии Бекбулатовой. По его словам, с него требовали подписку о неразглашении государственной тайны, а после отказа не допустили на допрос.

С адвокатов такие подписки действительно берут: у Олега Елисеева дело Ивана Сафронова пятнадцатое, связанное с засекреченной информацией, и у него было уже пятнадцать таких подписок. Это временный доступ к государственной тайне, вынужденный и связанный с работой адвоката. Но со свидетелей подобных подписок обычно не берут.

«Со свидетеля тоже может быть взята такая подписка, но мне о подобных случаях неизвестно, — говорит Олег Елисеев. — Здесь часто идет путаница и подмена понятий. Скорее всего свидетелей попросят подписать подписку о неразглашении материалов уголовного дела, а не разглашения государственной тайны. Это несколько разные вещи. Эта подписка добровольная, ее можно подписывать, можно не подписывать, она необязательная».

Могут ли мне запретить выезд за границу?

Нет. Сама по себе подписка о невыезде за границу распространяется только на подозреваемых и обвиняемых в преступлении, она не касается ни свидетелей, ни даже адвокатов, связанных с делами, в которых фигурирует государственная тайна.

«Со свидетелей подписку о невыезде никто не берет, это, безусловно, нарушение. Потому что подписка о невыезде сама по себе, по нормам Уголовного кодекса (ст. 102 УК РФ) и по самому определению составляется в отношении подозреваемого или обвиняемого, — объясняет Олег Елисеев. — В отношении свидетеля такая мера избрана быть не может. Поэтому он может спокойно перемещаться по всему миру. Если свидетелю становится известно тоже о каких-то сведениях, составляющих государственную тайну, с него берется подписка о том, что он не имеет права разглашать эти сведения — и все».

Могу ли я отказаться давать подписки и что мне за это будет?

Да, свидетель может отказаться давать подписку о неразглашении государственной тайны — она добровольная. По словам Елисеева, за это ничего не будет, человека тогда, скорее всего, просто не допросят.

«Хотя вас могут в этом случае тоже допросить, просто без подписки. Не более того», — добавляет адвокат.

Можно ли пользоваться 51 статьей Конституции на допросе?

Как и во всех других случаях, свидетель имеет право воспользоваться 51 статьей Конституции. Но по словам Елисеева, это нужно делать обоснованно.

«51 статья звучит как „никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга или близких родственников“. В данном случае, если это каким-то образом связано с свидетелем, его супругами и близкими родственниками, то в этом случае он не обязан ничего говорить следствию. Но просто сказать „я не хочу вам ничего рассказывать“, когда для этого нет оснований, так делать нельзя. Хотя никто обязать человека сказать что-то без его воли не может», — говорит адвокат.

Как часто свидетели по таким делам становятся подозреваемыми?

«Такие случаи известны, они есть и у меня в практике», — признает Олег Елисеев.

Но по словам адвоката, для дел, связанных с государственной тайной и государственной изменой это относительная редкость.

«По одной простой причине: существуют определенные методы оперативной деятельности, которые используются перед возбуждением уголовного дела, — объясняет адвокат. — Поэтому чаще всего процессуальное решение о присуждении статуса подозреваемого применяется сразу».

Проще говоря, в отличие от большинства уголовных дел, дела, связанные с госизменой и гостайной, отличаются обычно гораздо большей подготовкой — доказательная база собирается очень долго и до момента задержания. Поэтому скорее всего, если вы выступаете в качестве свидетеля, вы останетесь в этом статусе до конца дела.

«Если свидетелей допросили по каким-то формальным основаниям, я не думаю, что у таких людей процессуальный статус как-то изменится», — говорит Олег Елисеев.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: