in

Для кого 2020 год стал подарком, а для кого — нет

Празднование Нового года в Екатеринбурге.
Празднование Нового года в Екатеринбурге. Фото: Донат Сорокин / ТАСС

2020 год был, пожалуй, самым хаотичным годом за долгое время. Пандемия и происходящие вокруг нее события перемешали все карты, поставив в критическое положение одних, но неожиданно принеся успех другим. Кому уходящий год нанес самый сильный удар, а кто смог подняться в этом хаосе — в материале «МБХ медиа».

Победители: ученые медики и биохимики

Почти весь мир объединился в борьбе с новой коронавирусной инфекцией. Пока среди обывателей и некоторых публичных людей продолжались споры, так ли опасна зараза и кто за ней стоит, большинство государств в первые же месяцы пандемии выделило миллиардные гранты на разработку тестов и вакцин, изучение новой болезни и разработку способов эпидемиологической защиты от нее. Только за первые месяцы разработки вакцины государства вложили в нее 8 миллиардов долларов.

Если раньше на разработку и тестирование вакцины уходило минимум несколько лет, то повышенная финансовая поддержка, конкуренция за первенство и условия не спадающей заболеваемости позволили уже 11 компаниям пройти разработку и три стадии тестирования всего за полгода. Акции частных биохимических компаний, связанных с разработкой вакцин, выросли в цене, а эпидемиологи получили возможность наблюдать за гигантским экспериментом, который невозможно было бы смоделировать. Свою эффективность показали новые методы борьбы с массовым заражением. Например, метод Южной Кореи по изначальному отслеживанию контактов заразившихся позволил предотвратить вспышку в самом начале пандемии, а китайская система соцмониторинга позволила быстро взять под контроль растущую инфекцию. 

Старт масштабной вакцинации от COVID-19 в московских поликлиниках
Вакцина «Гам-КОВИД-Вак» торговой марки «Спутник V». Фото: Сергей Киселев / Агентство «Москва»
Проигравшие: рядовые врачи

Пока исследователи и разработчики препаратов получили больше ресурсов и возможностей, на практикующих медиков обрушился весь главный ужас пандемии. Работа в ковидных больницах была невыносимо тяжелой как физически, так и психологически. Врачи долгими часами обходились без воды и еды, не снимая жарких защитных костюмов и натирающих до порезов кожу лица очков и респираторов. Сквозь эти очки докторам в пиковые месяцы пандемии приходилось видеть по нескольку смертей каждый день, и подчас делать нелегкий выбор — кому из пациентов дать возможность выжить, подключив к последнему аппарату ЭКМО. Многие врачи и сами оказывались на больничных койках, и более восьмисот из них больше с этих коек не встали — именно о таком числе погибших во время пандемии российских медработников сообщает открытый «список памяти», который ведется активистами из числа врачей. Обещанные трехкратные зарплаты многим работавшим в «красных зонах» задержали или совсем не выплатили, а россияне стали с опаской относиться к профессии врача: она заняла первое место в списке самых опасных и вошла в десятку самых нежеланных для своих детей по версии родителей.

Победители: «Яндекс.Лавка» и «Самокат»

Сервисы по быстрой доставке товаров из обычного магазина появились в России очень вовремя: в конце 2018 года в Петербурге появился «Самокат», и расширился на Москву к лету 2019 года. В апреле того же года в Москве начала тестирование «Яндекс.Лавка» и к лету уже запустилась во многих районах. Сервисы росли и без помощи пандемии, но в марте-апреле 2020-го сервисы испытали колоссальный скачок спроса. Пока во время первого локдауна россияне со страхом смотрели на графики роста заболеваемости, директор «Яндекс.Лавки» Илья Красильщик с таким же ужасом смотрел на рост количества заказов — по его словам, во время пандемии каждую следующую неделю они получали на 40% заказов больше, чем в предыдущую, и поначалу товаров постоянно не хватало. За полгода с начала пандемии «Яндекс.Лавка» выросла в 9 раз, отметил Красильщик. Их конкурент «Самокат» тоже добился успеха, о котором мечтает всякий небольшой стартап — «Сбербанк» и Mail.ru купили контрольный пакет акций сервиса в мае этого года. 

Проигравшие: бары и рестораны

Среди всех бизнесов самый сильный удар получили заведения, в которые люди приходили есть и пить. По оценкам минпромторга, пандемию не пережили до 20% заведений общепита по всей России. Только на центральных торговых улицах в центре Москвы за первую волну пандемии закрылись 62 кафе, ресторана и бара, посчитал The Village. Вместо них открылись 16 новых точек. При этом центр столицы справился со временным закрытием и падением спроса гораздо лучше остальной страны — здесь исчезли лишь около 4% всех заведений.

Один из баров в центре Москвы
Один из баров в центре Москвы. Фото: Денис Гришкин / агентство «Москва»
Победители: Ozon и Amazon

Пандемия принесла рост не только срочным доставкам продуктов, но и вообще всем сервисам, которые приносят какой-либо товар к порогу дома. На российском рынке сильнее других укрепил свои позиции Ozon, оборот которого за первое полугодие вырос почти в три раза. В начале осени он также получил лицензию на продажу лекарств, спрос на которые на фоне пандемии заметно вырос. А в конце года Ozon вышел на американский рынок акций с предварительной ценой оценкой стоимости компании в 18 миллиардов долларов. На мировом рынке доставки свое лидерство укрепил Amazon: несмотря на обвинения в монополизации рынка и сильно возросшие расходы из-за требований пандемии, акции компании за год выросли на 80%. 

Проигравшие: курьеры

Пока сервисы доставки по всему миру старались справиться с ростом спроса, вся дополнительная нагрузка легла на курьеров, а кроме этого еще и опасность заразиться. В этом году гиганты рынка доставки из ресторанов «Яндекс.Еда» и Delivery Club столкнулись с несколькими громкими скандалами, связанными с нарушением трудовых прав курьеров. Так, в апреле отработавший десятичасовую рабочую смену курьер «Яндекс.Еды» умер от сердечного приступа. Незадолго до этого курьера оштрафовали за опоздание с заказом, — по словам брата, он очень переживал и старался загладить вину. После этого сотрудники отрасли рассказали о других, не получивших огласки, случаях смерти курьеров на работе, и тяжелейших условиях труда. Другой скандал случился летом, когда трем сотням курьеров Delivery Club задержали выплаты. В ответ на это курьеры создали свой профсоюз и провели несколько митингов возле офиса Mail.ru, владельца сервиса доставки. 

Победители: Netflix и Spotify

Еще один очевидный бенефициар карантинных мер — стриминговые сервисы. Сильнее других свои позиции укрепил Netflix: за первую волну пандемии подписку на сервис оформили 16 млн новых пользователей, а акции компании с начала года выросли на 70%. На российском рынке онлайн-кинотеатры тоже выиграли от коронавируса — обороты крупнейших игроков вроде Okko и ivi выросли в 1,5-2 раза за год. 

В июле в России наконец-то запустился долгожданный музыкальный сервис Spotify. Шведская компания, лидирующая на мировом рынке музыкальных сервисов, обещала выйти на российский рынок с 2014 года, но постоянно откладывала дебют, в том числе и по политическим причинам. Запустился Spotify громко: в промо-роликах снялись самые разные российские музыканты, а в соцсетях пользователи долго восторгались главной фишкой сервиса — его умными алгоритмами, подбирающими музыку по вкусу. В октябре компания отчиталась о самом успешном выходе на новый рынок в своей истории, перевыполнив за три месяца годовой план по подписчикам из России. 

Проигравшие: кинотеатры и музыкальные фестивали

Триумф стриминговых сервисов не был бы таким уверенным без пандемии, которая нанесла тяжелый удар по всем офлайн-развлечениям. После первого пика заражений в России и трех месяцев запрета на кинопоказы, «Ассоциация владельцев кинотеатров» назвала ситуацию в индустрии «катастрофической», спрогнозировав убытки для российского рынка кинопроката в 48 миллиардов рублей к концу года. 

Не многим меньше пострадала и концертная индустрия. Лето 2019 года можно было с уверенностью назвать периодом расцвета музыкальных фестивалей в России — прошли крупнейшие «Боль», «Пикник Афиши», «Дикая Мята», Park Live, Motherland Summer, и еще с десяток фестивалей поменьше. В 2020 году все летние фестивали пришлось отменить, причем об отмене одного из них посетители узнали всего за несколько часов до предполагаемого начала. Многие фанаты до сих пор не могут вернуть деньги за отмененные концерты и фестивали, некоторые группы и организаторы заявили, что не будут ничего возвращать, но пустят на мероприятие по старым билетам в следующем году — так, например, сделало «Нашествие».

Победители: Zoom и онлайн-образование

Один из самых очевидных победителей эпохи пандемии — сервисы видеозвонков. В популярности устаревший Skype и слишком заточенный под геймеров Discord опередил китайский Zoom — с простым интерфейсом и выдерживающий конференции на сотню человек. У Zoom было много проблем с безопасностью данных, которые он довольно долго не мог решить. У видеозвонков в сервисе вплоть до лета 2020 года не было сквозного шифрования, что позволяло подключаться к чужим конференциям без приглашения. Из-за этого первая волна дистанционного обучения в московских школах сопровождалась сообщениями о многочисленных «пранках» — неизвестные проникали на школьные онлайн-уроки и срывали их. В России на пранкеров, которых удавалось установить, заводили уголовные дела. Несмотря на все эти недостатки, Zoom стал культовым — появились «зум-вечеринки» и «зум-концерты», а под конец года название китайской компании уже вошло как нарицательное в современный русский язык. Теперь можно сказать «Я не могу, у меня зум», и все поймут, что ближайший час человека лучше не отвлекать.

Массовых переход учебных заведений на дистант помог появиться новым образовательным проектам. Среди них самый заметный — «Свободный университет», созданный в основном бывшими профессорами и преподавателями НИУ ВШЭ, уволенными из университета по политическим причинам. Учиться в «Свободном университете» можно бесплатно, но нужно доказать, что тебе это обучение нужно больше других в мотивационном письме. Спрос на некоторые программы уиверситета во много раз превысил количество мест на первом наборе, но уже в конце осени прошел донабор.

Проигравшие: российские школы

Если многие вузы относительно быстро смогли адаптироваться к условиям обязательной дистанционки, перед которыми пандемия поставила их в апреле и повторно под конец года, то школам приспосабливаться к новым технологиям было намного сложнее. Многим учителям не хватало навыков обращения с сервисами вроде Zoom, школьные сети не выдерживали нагрузок нескольких десятков одновременно идущих уроков. По данным исследования «Яндекса», только треть учителей во время первой волны пандемии вели видеоуроки самостоятельно, предпочитая им платформы для тестов с автоматической проверкой и присланные в чатах задания. Менее чем у половины школьников был собственный компьютер, а в населенных пунктах с плохим доступом к интернету студентам приходилось залезать на деревья, чтобы поймать сигнал и получить сообщения от преподавателя. После выхода с удаленки учителям не стало проще — за сообщения о кашляющих детях на них давило руководство, потому что это не нравилось родителям.

Дистанционное обучение в московской школе №1619 в период пандемии COVID-19
Дистанционное обучение. Фото: Денис Гришкин / агентство «Москва»
Победители: экоактивисты

Следуя за успехом протеста активистов на станции Шиес, которые весь 2019 год добивались отмены строительства мусорного полигона в Архангельской области, в 2020-м вспыхнули сразу несколько похожих локальных движений. Противостояние экоактивистов на Куш-Тау запомнилось кадрами решающей «битвы»: 15 августа несколько сотен ОМОНовцев с дубинками и слезоточивым газом были отброшены силами нескольких тысяч жителей Башкортостана, вышедших на защиту уникальной горы от разработки содовой компанией. Победа была достигнута гораздо быстрее, чем на Шиесе — активная фаза длилась всего около месяца. Уникальные башкирские шиханы были признаны памятником природы, а разрешение на их разработку отменено.

На следующий месяц успеха добился и другой экопротест — жители деревни Черемаза и окрестных поселений на Кузбассе смогли отменить стройку угольного разреза в окрестностях. И хотя это победа лишь в одном из многих эпизодов угольных протестов, которые длятся уже много лет в Кемеровской области, до этого активистам не удавалось добиться выполнения своих требований. 

В целом локдауны по всем миру немного улучшили ситуацию с экологией, сократив количество выбросов в атмосферу от транспорта и некоторых производств. Но в России 2020 год сложно назвать экологичным: под Норильском разлились 20 тысяч тонн дизеля, загрязнив почву и крупное озеро Пясино, а в Авачинской бухте на Камчатке погибли до 95% морских организмов — скорее всего, от цветения токсичных водорослей, но подозрения в техногенном характере экологического бедствия остаются. Мусорная реформа в России не дает нужных результатов, и в 2020-м году в нескольких регионах закончились места для легальных свалок.

Проигравшие: политические активисты

Карантин особенно сильно ограничил в возможностях политических активистов: больше половины года суды остаются закрытыми для посещения, запрещены не только митинги, но и пикеты — за них стали регулярно выписывать штрафы по статье о нарушении режима самоизоляции. Снова вошла в правоприменительную практику «дадинская» статья 212.1 УК РФ, по которой ранее реальные сроки за повторное участие в несогласованных акциях выносили только двум людям — Ильдару Дадину и Константину Котову. В этом году дела по «дадинской» статье, вопреки разъяснению Конституционного суда, возбудили против еще двоих участников мирных акций протеста. Среди них — муниципальный депутат Тимирязевского района москвы Юлия Галямина, а также хабаровский активист Александр Приходько, поддерживающий экс-губернатора Сергея Фургала. Протесты против уголовного дела на губернатора от ЛДПР, который был в своем регионе популярнее Путина, не прекращаются уже полгода, но обвиненный в организации убийства Фургал по-прежнему остается в московском СИЗО.

Завершились серьезными сроками несколько политических дел. Обвиняемым в создании террористического сообщества «Сети» из Пензы и Петербурга, которые давали признательные показания под пытками, дали сроки от 6 до 18 лет колонии. Фигуранты дела «Нового величия» — организации, искусственно созданной сотрудниками ФСБ — получили от 4 лет условно до 7 лет колонии. Глава карельского «Мемориала» Юрий Дмитриев, получивший ранее 3,5 года по обвинению в насильственных действиях сексуального характера в отношении приемной дочери, должен был выйти на свободу в этом году, но суд ужесточил ему наказание сразу на 10 лет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Российская вакцина за рубежом: кому и как будут продавать «Спутник V»

Прививку от коронавируса вакциной «Спутник V» сделали более 1 млн россиян

Владимир Путин и Ангела Меркель

Путин и Меркель обсудили совместное производство вакцин против коронавируса