in

«Когда политика приходит в ваш дом, у вас не остается выбора». Кто заменяет арестованных оппозиционеров?

«Когда политика приходит в ваш дом, у вас не остается выбора». Кто заменяет арестованных оппозиционеров?
Дмитрий Гудков и его супруга Валерия после заседания суда. Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

С конца июля почти все не допущенные до выборов независимые кандидаты в депутаты Мосгордумы и другие оппозиционные политики находятся под административным арестом. Несмотря на это, массовые протесты в Москве продолжаются каждую неделю, на проспекте Сахарова состоялся крупнейший за много лет митинг и в соцсетях арестованных политиков не утихает активность. Мы поговорили с теми, благодаря кому удается сохранять связь изолированных от общества оппозиционеров с избирателями — родственниками и соратниками арестованных.  

 

Валерия Гудкова

жена Дмитрия Гудкова 

 

«Когда политика приходит в ваш дом, у вас не остается выбора». Кто заменяет арестованных оппозиционеров? —  Важно понимать, что мы с Дмитрием работали вместе больше 6 лет. Я была пресс-секретарем Молодежной общественной палаты, лидером которой он являлся, также руководила его пресс-службой в Госдуме. Конечно, общение со СМИ для меня не является чем-то необычным и новым. Договоренностей с Дмитрием о том, как я буду действовать в случае его ареста, у нас не было, я действовала интуитивно. Просто поняла, что теперь я буду его голосом, иначе нельзя. 

 

Перед моим выступлением на митинге мне задали вопрос, буду ли я читать речь Дмитрия. Я ответила: «Нет, мне есть, что сказать, это будет моя речь».

 

 

Я думаю, что я не делаю ничего сверхъестественного, просто в нашей стране существует стереотип, что политика — чисто мужское дело. А жена политика — некое безмолвное приложение к мужу. Это не так. И, конечно, нас с Димой объединяет не только романтическая любовь, но и единые взгляды. Мы — единомышленники и соратники. Фиксирую ещё раз ваше внимание на том, что участие женщин в политике — абсолютно нормальное и естественное явление. Я бы даже сказала необходимое.

Спокойная жизнь – это не мой путь. Чем серьезнее препятствия, тем сильнее стремления. Иначе бы я не выходила замуж за политика.  Я полностью поддерживаю своего мужа. Скорее, я бы совсем не поняла его, и это могло бы стать причиной конфликта, если бы он действовал вразрез своим взглядам и принципам.

Я не политик, но когда политика приходит в ваш дом, у вас не остается выбора. Я надеюсь, что Дмитрий вскоре выйдет и заменит меня, но если понадобится, я буду продолжать начатое. У меня много сил. И точно хватит прочности.

 

Николай Касьян

пресс-секретарь штаба Юлии Галяминой 

 

«Когда политика приходит в ваш дом, у вас не остается выбора». Кто заменяет арестованных оппозиционеров? —  После ареста Юлии деятельность штаба принципиально не изменилась. Мы собрали подписи, а после этого активно ведется только юридическая работа, которая на Юлию, в общем-то не завязана. Мы связываемся с людьми, чьи подписи признали недействительными, заново собираем данные их паспортов, чтобы потом обжаловать это в судах. Но это процессы, которые, как шли, так и идут, и арест Юлии на них никак не повлиял.

Другое дело, что он повлиял на публичную, медийную историю, но и этот ущерб можно минимизировать. Мы с Юлией ежедневно в 10 утра созваниваемся, о чем-то разговариваем. Иногда она диктует посты в соцсетях, иногда просто говорит «напиши про то, про это». Она изолирована, но связь с ней есть, и все соцсети мы ведем. 

Арест ударил разве что по координации с другими кандидатами: по поводу митингов, каких-то дальнейших действий, стало сложнее общаться. Но все равно мы со всеми организаторами на контакте.

 

Ярослав Конвей

секретарь московского отделения Либертарианской партии

 

«Когда политика приходит в ваш дом, у вас не остается выбора». Кто заменяет арестованных оппозиционеров? —  Арест Михаила Светова стал для нас неожиданностью, потому что это первый на моей памяти прецедент, когда человека фактически арестовывают за то, что он не согласился проводить митинг там, где ему приказала мэрия. После этого происшествия мы поняли, что неприемлемо больше ни в каком формате, кроме открытых переговоров под камеры журналистов, вести какое либо взаимодействие с мэрией. Так же нам видится невозможным, чтобы ЛПР после этого проводила митинги по тематике выборов в МГД в том загончике на Сахарова, из-за которого Михаил и оказался под арестом.

Примерный план на случай ареста Светова у нас есть, но из-за внезапности ареста и непонимания того, что Мише инкриминируют, мы немного растерялись. Аккаунты от соцсетей он передал ответственному человеку в то время, пока находился в ОВД и на суде, так что да, сейчас его соцсети под нашим управлением. К счастью у Миши в запасе было записано несколько роликов, и он регулярно передает нам свои мысли в виде текстов для твиттера и канала в телеграме. Один раз даже удалось записать аудио сообщение, которое должны были запустить на митинге 10 августа, но организаторы с этим не справились.

Ежедневно ему дают кнопочный телефон на 15 минут, он связывается со мной, председателем партии и близкими. Также к нему почти каждый день ходит адвокат, через которого мы передаем Мише дайджесты актуальных новостей, на основании которых он и пишет новые посты в свои соцсети. Рукописи с текстами он в свою очередь передает нам через тех же адвокатов, так и коммуницируем.

У нас вообще партия инициатив, не без неразберихи, но мы смогли разобраться и вернуться в штатный режим. ЛПР не лидерская партия и в случае ареста того или иного руководящего лица, есть кому подхватить знамя.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Свидетеля по делу о “массовых беспорядках” режиссера Дмитрия Васильева выписали из больницы

Суд впервые прекратил дело о возбуждении ненависти из-за малозначительности нарушения