Природные катаклизмы и Грета: как мир «увидел» изменение климата в 2019 году – МБХ медиа — новости, тексты, видео
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Природные катаклизмы и Грета: как мир «увидел» изменение климата в 2019 году

Лесные пожары, разрушительные наводнения и ураганы, аномальная жара и таяние вечной мерзлоты: это не апокалипсис, это изменение климата в 2019 году. Такое трудно не заметить — в медийной повестке этого года проблема изменения климата не только занимала одно из главных мест, но и приводила к серьезным баталиям, местами даже к уличным столкновениям. Пока в интернете обсуждали Грету Тунберг, по всему миру проходили многомиллионные демонстрации, а акции эко-активистов в Лондоне приводили к сотням арестов. И это все — на фоне Парижских соглашений по климату, которые вот-вот вступят в силу в 2020 году. Что произошло с климатической повесткой и самим климатом за 2019 год, разбиралось «МБХ медиа».

Как задыхалась от жары Европа и горели леса

Высокие температуры в этом году привели к аномальной жаре: особенно это сказалось на Европе, где летняя жара била абсолютные рекорды. Днем температура достигала 40 °C, а в некоторых регионах была и выше этой отметки. Аномальная жара была в Европе и в прошлом году: уже тогда ее напрямую связывали с изменением климата.

Россия этим летом тоже испытала на себе влияние глобального потепления. Сибирские пожары, за которыми вся страна следила летом, не только вызваны меняющимся климатом, но и сами оказывают на него пагубное влияние. Горение лесов повышает и так высокую температуру воздуха, а еще лишает нас естественных «поглотителей» парниковых газов, убыстряя процесс изменения климата. С начала 2019 года, по официальным данным, сгорело около 8,5 миллионов гектаров. Власти долгое время пожары не тушили, говорили, что это «экономически нецелесообразно». В интернете появился тег #сибирьгорит с призывом власти прислушаться к населению и спасти сибирские леса.

Лесные пожары коснулись не только России: в августе полыхали тропические леса Амазонки. Было зафиксировано около 40 тысяч пожаров, а площадь, охваченная ими, была на 88% больше, чем в предыдущем году. В обеих странах ситуация усугубилась из-за незаконной вырубки леса, тоже пагубно влияющей на изменение климата.

«Похороны» ледника, мертвые крысы и «вспучивания» дорог: все тает

Пока в одних местах мира все горело, в других — активно таяло. Хотя 2019 год пока и не стал самым теплым — на первом месте сейчас 2016, — судя по всему, он может занять почетное второе место, разделив его с 2017. Средняя температура суши и океана в первом полугодии была на 0.95°C выше, чем в XX веке.

Летом в Исландии устроили «похороны» ледника Огйокудля, растаявшего из-за изменения климата. В начале предыдущего столетия его площадь составляла 15 квадратных километров, а в 2014 году его признали «мертвым» — так называют остатки ледника, который перестал двигаться. На вершине установили табличку, которая гласила, что это первый «мертвый» ледник в Исландии, а в будущем такая же участь ждет другие ледники на территории страны.

Кроме Исландии ледники тают и в других арктических регионах, особенно — в Гренландии. Массовое таяние ледников приводит к тому, что повышается уровень Мирового океана.

Если в самом «жарком» 2016 году из-за повышения температуры была зафиксирована массовая гибель кораллов — например, до 50% на Большом Барьерном рифе у побережья Австралии, — то в 2019 из-за изменения климата уже вымер первый кораловый вид. В Австралии же рифовую мозаичнохвостую крысу перевели в группу вымерших животных. Причиной исчезновения популяции ученые назвали повышение уровня океана и регулярные затопления острова, на котором крысы жили.

В России вместо ледников тает вечная мерзлота. Значительная часть инфраструктуры страны стоит на мерзлом грунте: это и дома, и коммуникации, и крупные предприятия — например, нефте- и газодобывающие компании. Мы рассказывали, как таяние мерзлоты сказывается на российских городах: это и обрушения зданий, и «вспучивания» дорожных полотен, и аварии на газопроводах. Кроме того, таяние вечной мерзлоты в Арктике само влияет на климат: из-за него выделяются углеродные газы, ускоряющие глобальное потепление.

Сильнейшие из сильнейших

В сентябре на Багамы обрушился ураган «Дориан», второй по мощности за всю историю наблюдений. Ученые предполагают, что повышение температуры океана способствует формированию более мощных и продолжительных штормов — поэтому сила «Дориана» может быть связана с глобальным изменением климата.

Кроме того, повышение уровня океана ведет к росту наводнений. России в этом году запомнились масштабные наводнения в Иркутской области, в Тулуне. Крупные наводнения были и в других странах, последнее на сегодняшний день — в Венеции. Там наводнение стало сильнейшим за последние 148 лет.

Также сильнейшим (возможно, за полвека) был и тайфун «Хагибис», обрушившийся на Японию в октябре этого года. Более 7 миллионов людей вынуждены были покинуть свои дома из-за возможных наводнений. А в мае из-за мощнейшего циклона «Фани» миллион человек эвакуировали в Индии. В марте, в другой части света, гигантский циклон «Идай» накрыл юго-восточную Африку. Жертвами стихийного бедствия тогда стали, вероятно, более тысячи человек.

Природные катаклизмы и Грета: как мир «увидел» изменение климата в 2019 году

Последствия тайфуна «Хагибис». Фото: The Yomiuri Shimbun / AP

«Как вы смеете?!» или как эко-активизм приобрел детское лицо

Катаклизмы и погодные аномалии могли бы быть и не восприняты широкой общественностью как симптомы изменения климата, если бы не активистские кампании молодых людей, развернувшиеся в этом году по всему миру, даже в России.

Главным лицом мирового эко-активизма в 2019 году стала шведская школьница Грета Тунберг. С 2018 года девушка начала климатическую забастовку: по пятницам она прогуливала школу и становилась в одиночный пикет у здания правительства. Грета обратилась к мировым лидерам и призвала обратить внимание на проблему изменения климата, потому что его масштабные последствия коснутся в первую очередь молодого поколения.

Протест школьницы широко освещался в медиа, и вскоре появилось вдохновленное ей движение Fridays For Future («Пятницы для будущего) — климатические школьные забастовки. Движение объединило детей и подростков по всему миру, коснулось оно и России: в нашей стране тоже появились молодые климатические эко-активисты. Они регулярно проводят пикеты и организовывают массовые мероприятия.

В сентябре Грета Тунберг экспрессивно выступила на климатическом саммите в ООН. Она вновь призвала политиков и мировых лидеров к ответственности за свои действия, заявив, что те украли ее мечты, и обвинила их в бездействии и желании заработать больше денег. И хотя на активистку в интернете налетел шквал критики (мы уже объясняли, почему), это не остановило молодых людей: в том же месяце на климатические забастовки в разных городах и странах мира вышло около 6 миллионов человек — детей и молодых людей. Как и Грета, многие из них ради своего будущего прогуляли в те дни школу.

Почему все вдруг заговорили о климате?

Грета и ее соратники — не единственные, кого стало интересовать глобальное изменение климата в этом году. К климатическим забастовкам действительно присоединялись люди по всему миру, а по версии толкового словаря Collins Dictionary «климатическая забастовка» (climate strike) стало и вовсе словосочетанием года.

Константин Фомин, медиакоординатор «Гринпис», рассказал «МБХ медиа», что Грета Тунберг действительно могла стать одним из факторов, почему об изменении климата массово заговорили, потому что ее история стала медийной и широко известной. Второй фактор — это официальные бумаги прошлого года, предсказавшие катастрофические последствия изменения климата для мира.

«Прошлой осенью вышел доклад межправительственной группы экспертов ООН по изменению климата, так называемый спецдоклад „Полтора градуса“, — объясняет Фомин. — Это большой документ, в котором десятки и сотни ученых из разных стран собирали и анализировали данные. В принципе, таких докладов выходило много, еще в 1990-е, но именно в этом докладе был поставлен „дедлайн“: когда нужно прекратить выбросы парниковых газов, чтобы избежать катастрофических последствий изменения климата. До 2030 года — снизить в два раза, а к 2050 свести их до нуля».

По словам Фомина, все активистские движения сейчас объединяет то, что они просто призывают слушать ученых, которые давно твердят об изменении климата. «Еще одна причина, почему климатическая повестка набирает популярность — а это, скорее всего не ее пик, он нас еще ждет, — это что последствия изменения климата становятся все более заметными. Та же Грета обратила на это внимание и пошла протестовать потому, что в Швеции тем летом были сильные пожары», — считает Фомин.

Природные катаклизмы и Грета: как мир «увидел» изменение климата в 2019 году

«Климатическая забастовка» в Берлине. Фото: Christoph Soeder / AP

Ангелина Давыдова, экологический журналист, специализирующийся на изменении климата и с 2008 года посещающая климатические конференции ООН, с Фоминым солидарна. По ее словам, именно участившиеся стихийные бедствия и погодные аномалии могли стать причиной того, что изменением климата заинтересовались наконец и в России:

«В России тема, как мне кажется, стала важнее во многом благодаря тому, что были сибирские лесные пожары. Они как-то тему климата высоко подняли в общественном сознании. Какие-то прочие погодные аномалии и опасные погодные явления, которые мы тоже наблюдали в этом году в разных регионах страны, тоже повлияли. А осенью Россия присоединилась к Парижскому соглашению».

Не маленькие дела, а большие решения: как ответственность перешла с потребителей на управленцев и мировых лидеров

Еще одна причина, почему именно в этом году климат оказался в центре повестки, это разрушительные и все более заметные последствия глобального потепления как для бизнеса, так и для правительств и одновременное понимание недостаточности мер, предложенных Парижским соглашением. В 2015 году на посвященной климату конференции в ООН мировые лидеры подписали документы, подтверждающие: общая цель для всех стран-участниц — это снижение парниковых выбросов и удержание растущих темпов глобального потепления.

Однако этого, судя по всему, оказалось мало для предотвращения негативных последствий изменения климата. В соглашении не предусматривается никаких санкций при нарушений страной квот, и само сокращение эмиссий парниковых газов для государств не обязательно. А некоторые страны — например, США, — из Парижского соглашения в этом году и вовсе вышли.

«У нас мировое сообщество, страны делают явно недостаточно. Не очень активно снижают выбросы парниковых газов или не берут на себя новые обязательства, — считает Ангелина Давыдова. — Это понятным образом вызывает недовольство со стороны более радикальных экологов, которые как-то пытаются выразить свою позицию. Так как они понимают, что свою позицию донести тяжело, то они, возможно, они пытаются это делать через такие яркие акции, которые делает Extinction Rebellion».

Extinction Rebellion (Восстание против вымирания) — второе крупное движение против климатических изменений, появившееся в этом году. Extinction Rebellion известны своими провокативными акциями, которые нередко приводят к массовым задержаниям. Осенью, например, активисты пытались парализовать работу центра Лондона: разбивали палатки посреди проезжей части и перекрывали движение, им сопротивлялись жители города, полиция и даже пассажиры метро. Задержали тогда больше 1000 человек, среди них — даже одну бельгийскую принцессу. Одновременно протесты проходили и в других городах мира.

Активисты Extinction Rebellion требуют, чтобы мировые лидеры признали изменение климата «чрезвычайной ситуацией» и начали принимать радикальные меры по борьбе с ним. Во многом их аудитория — это главы корпораций, финансовый центр Европы, лондонский Сити. И это, наверное, главный поворот в климатической повестке этого года.

«Последние несколько лет очень большой упор был на личную ответственность. На то, что ты конкретно как человек можешь сделать, и это стало очень популярным и для медиа-контента вроде „десять шагов для спасения мира“. Ряд экспертов в этом улавливают манипуляцию, — рассказывает Ангелина Давыдова. — Мы как бы уносим ответственность от компаний и говорим, что главная роль принадлежит потребителю, поэтому он ответственен. Однако есть ряд секторов, на которые мы не всегда можем влиять — крупные инфраструктурные проекты. Например, мы часто не можем повлиять на то, откуда у нас в дом приходит энергия».

Именно от управляющих лиц — правительств, ведущих бизнесов и корпораций, — будет зависеть, что произойдет с изменением климата в 2020 и последующих годах, потому что они принимают многие технологические решения, на которые потребитель просто не в состоянии повлиять. И, судя по всему, климатические изменения стали угрожать даже бизнесу.

Природные катаклизмы и Грета: как мир «увидел» изменение климата в 2019 году

Extinction Rebellion в Будапеште. Фото: Zoltan Balogh / AP

«Мы привыкли, что нефтяные и газовые компании не очень дальновидно себя ведут и говорят, что еще заработают на нефти и газе денег, а потом, когда-то в будущем, может, будут менять подход к добыче топлива, — говорит Константин Фомин. — Но, к сожалению, уже даже в России действовать, как раньше, невозможно. От изменения климата уже начала таять мерзлота на севере, и это представляет очень сильную угрозу для нефтяной инфраструктуры. Если трубопровод построен на вечной мерзлоте, а она тает, он начинает ходуном ходить. Так что компании теперь понимают, что изменение климата это не какие-то страшилки от экологов, а это то, что напрямую угрожает их бизнесу».

Ангелина Давыдова считает, что перенос всей ответственности с потребителя на компании и правительства не должен исключать личного участия в предотвращении последствий изменения климата: «На мой взгляд, нельзя отделить одно от другого. Важно, и что делают потребители, и государство, и компании. Я против простых решений, они никому не помогают. Это сложная системная проблема, и нужно системное решение».

Что нас ждет дальше?

В 2020 году Парижское соглашение должно «заработать»: именно с этого года будет регулироваться содержание углекислого газа в атмосфере. В декабре состоится очередная конференция ООН по климату, на ней будут разрабатываться дальнейшие правила реализации соглашения и его экономические механизмы. «Это, конечно, очень важно, какие экономические механизмы и как они будут работать, — говорит Давыдова. — Дальше все будут ждать, как оно (Парижское соглашение — „МБХ медиа“) будет работать, как страны будут усиливать свои обязательства по снижению выбросов и давать деньги развивающемуся миру на это».

Возможно, из-за более заметных последствий изменения климата и поднявшейся волны климатического активизма государства и корпорации действительно начнут более серьезно относиться к Парижскому соглашению и существенно сократят парниковые выбросы. А пока потребители могут внести свой вклад и начать самостоятельно уменьшать собственный след на климате планеты. Способов много: это и предпочтение поезда самолету, и энергосберегающие лампочки, и сокращение потребления мяса. Главное — это рачительное отношение к ресурсам.

P. S. Пока мы писали этот материал, в Мадриде прошла 25-ая климатическая конференция. Та самая, на которой должны были до конца подготовить условия Парижского соглашения перед его вступлением в силу. Год закончился гораздо хуже, чем ожидалось. Участники конференции ссорились и не шли на уступки: наиболее страдающие от изменения климата государства требовали увеличить ограничения парниковых выбросов, а экономические гиганты вроде США или России этому сопротивлялись. И это все — на фоне протестов экоактивистов, наполнивших как Мадрид, так и сами переговорные залы ООН.

С такими результатами переговоров по климату сказать, что ждет планету в следующем году, нельзя. Но судя по всему, — вряд ли что-то хорошее.

Редактировал Семен Кваша

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: