in

Судебные итоги-2019. Главные дела года

Иван Голунов. Фото: Павел Головкин / AP

«МБХ медиа» продолжает подводить итоги года и на этот раз обсуждает суды. В конце 2018 наша коллега, корреспондентка «МБХ медиа» Елизавета Королькова, писала, что год выдался «по-плохому богатым» на политические дела. Тот год запомнился расследованием дел «Нового величия», Оюба Титиева и Александра Шестуна, пытками фигурантов дела «Сети» и делами за применение насилия против полицейских.

В 2019 году в судебной повестке встретились все эти имена и дела — а само количество громких дел увеличилось в несколько раз. Рассказываем о самых заметных из них.

 

Дело Ивана Голунова

Днем 6 июня в центре Москвы оперативники УВД по Западному округу задержали корреспондента отдела расследований «Медузы» Ивана Голунова. При нем нашли несколько свертков с мефедроном, а дома якобы нашли кокаин — этого хватило, чтобы завести дело о приготовлении к сбыту наркотиков в крупном размере. Сам журналист говорил, что ему их подкинули, а во время оперативных действий избили.

В причастности Голунова к наркоторговле усомнились почти все — главной версией стало преследование из-за журналистской деятельности. Ранее журналисту угрожали из-за подготовки расследования про похоронный бизнес в Москве. А в пресс-релизе МВД под видом материалов с обыска почему-то появились фотографии нарколаборатории в подмосковном сарае.

В день, когда стало известно о преследовании Голунова — между фактическим его задержанием и первыми новостями прошло больше 12 часов — сотни москвичей приехали к зданию ГУВД Москвы на Петровку, 38. Там они устроили серию одиночных пикетов. Пикеты шли и на следующий день — уже у здания Никулинского суда.

Уже вечером 8 июня Никулинский суд отправил Голунова под домашний арест — оказалось, ненадолго. На смывах рук журналиста не нашли следов наркотиков, а на самих наркотиках не нашли отпечатков пальцев. Тогда в причастности Голунова к сбыту наркотиков засомневались и следователи — на тот момент дело уже передали в главное управление по Москве. Вечером 11 июня с Ивана Голунова сняли обвинения и выпустили из-под домашнего ареста на свободу.

В этот же день проверять начали полицейских, связанных с преследованием Голунова, и их начальство. Со своих должностей ушли начальник отдела наркоконтроля по Москве генерал-майор Юрий Девяткин, начальник УВД ЗАО Андрей Пучков, а позже — глава пресс-службы ГУВД Москвы Юрий Титов. 

По результатам проверки от работы отстранили еще и начальника отдела наркоконтроля УВД ЗАО полковника Андрея Щирова и оперативников Максима Уметбаева, Акбара Сергалиева и Романа Феофанова — позже они подали иски о восстановлении на службе, но проиграли. Дело в их отношении долго не возбуждали, а Голунова не признавали потерпевшим. Материалы при этом почти полностью засекретили.

Дело против полицейских возбудили 18 декабря — за день до пресс-конференции с Владимиром Путиным. Расследовать его будут уже в 2020 году — если вообще будут.

«Московское дело»
Акция протеста в Москве, 27 июля 2019 года. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Сразу после освобождения Голунова в Москве началась новая волна протестов — в поддержку независимых кандидатов в Мосгордуму. Первым было дело по редкой статье о воспрепятствовании работе избирательных комиссий (статья 141 УК): 14 июля около трех тысяч москвичей пришли к зданию Мосгоризбиркома на встречу с кандидатами, которых отказывались допускать к выборам. Задержали в итоге 38 человек, а в отношении неустановленных лиц возбудили дело за организацию пикетов. Обыски прошли у незарегистрированных кандидатов и их ближайших соратников, но дело кончилось ничем.

С этой встречи протесты проходили почти ежедневно до начала августа, самая громкая протестная акция, посвященная допуску кандидатов в Мосгордуму, прошла 27 июля. По ее итогам в московских ОВД оказалось больше тысячи человек, а административные дела рассматривают до сих пор. За полгода с 12 июня суды рассмотрели в 9 раз больше протоколов по статье 20.2 КОАП, чем до этой даты. Подробнее о том, как власти заработали на митингующих, вы можете узнать из материала Анастасии Ольшанской.

По итогам акции 27 июля возбудили дело о «массовых беспорядках» (статья 212 УК). В прошлый раз в Москве ее использовали во время «болотного дела». Новое дело сразу стало «московским», его фигурантами к Новому году стали 30 человек, половина из них уже осуждены — в основном на реальные сроки.

Помимо обвинений в «массовых беспорядках» и судов за применение насилия против представителей власти, силовики использовали статью о призывах к экстремизму (280 УК), по которому на четыре года условно осудили Егора Жукова, и статью о разжигании розни (часть 2 статьи 282 УК) — за твит про детей росгвардейцев пять лет лишения свободы получил Владислав Синица.

Следствие даже вспомнило про «дадинскую статью» 212.1 УК — по ней на четыре года колонии осудили Константина Котова, и о статье об угрозах в связи с отправлением правосудия (296 УК), по ней проходят целых четыре фигуранта: Алексей Вересов, Сергей Половец, Михаил Квасов и Евгений Ерзунов, которому 24 декабря присудили штраф в 110 тысяч рублей.

Следующие акции проходили 3, 10 и 17 августа, но по их итогу завели только одно уголовное дело — в отношении актера Павла Устинова, который в итоге получил год условно. Зато за эти акции подали шесть гражданских исков против оппозиционеров — за 27 июля против Ивана Жданова, Юлии Галяминой, Владимира Милова, Алексея Навального, Любови Соболь, Александра Соловьева, Олега Степанова и Ильи Яшина, за 3 августа против Георгия Албурова и Любови Соболь, а за 10 августа — против главы штаба Ивана Жданова Бориса Золотаревского. Общая сумма исковых требований по гражданским и арбитражным процессам превысила миллиард рублей, но к Новому году суды постановили взыскать с оппозиционеров всего 7 миллионов.

Преследование активистов «Открытой России»

2019 год точно запомнится применением редких статей УК. Следствие впервые использовало статью 284 УК — об участии в «нежелательной организации». В реестре нежелательных организаций сейчас 19 записей, но региональные силовики преследуют активистов только «Открытой России».

Первой обвиняемой активистской стала жительница Ростова Анастасия Шевченко: в январе ее отправили под домашний арест, под которым она до сих пор находится. В Екатеринбурге обвиняемым стал журналист «МБХ медиа» Максим Верников — его дело сейчас рассматривают в суде. В Краснодаре слушают дело активистки Яны Антоновой, дело журналиста Александра Савельева прекратили. Тюменский активист Антон Михальчук находится в федеральном розыске по той же статье.

«Ростовское дело»

Дело о «покушении на организацию массовых беспорядков» в Ростове началось еще в конце 2017 года — это одно из многих дел, связанных с «Артподготовкой» Вячеслава Мальцева. Яна Сидорова и Владислава Мордасова задержали 5 ноября 2017 года за пикет в поддержку ростовских погорельцев, но вместо административных штрафов они получили уголовное дело, пытки и сроки в колонии строгого режима.

Мордасова и Сидорова обвинили в подготовке к массовым беспорядкам: они были администраторами чата в телеграме «Революция 5/11/17 Ростов-на-Дону». Обвиняемым по делу стал и задержанный неподалеку Вячеслав Шашмин, позже его отпустили под домашний арест по обвинению в покушении на участие в массовых беспорядках. 18-летнего Сидорова и 21-летнего Мордасова отправили в СИЗО.

Главным доказательством по делу были сообщения в чате в Telegram. Но первая лингвистическая экспертиза показала, что ни Мордасов, ни Сидоров не были причастны к призывам к массовым беспорядкам. Версию следствия пытались подтвердить показаниями самих обвиняемых — правда, чтобы их получить, силовики прибегали к пыткам.

В октябре Ростовский областной суд признал Мордасова, Сидорова и Шашмина виновными в подготовке к массовым беспорядкам. Мордасов получил шесть лет и семь месяцев колонии строгого режима, Сидоров — шесть с половиной, а Шашмин — три года условно. Третий апелляционный суд на выездном заседании в Ростове оставил приговор без изменений. На свободу Мордасов и Сидоров должны выйти в 2024 году.

Ян Сидоров (слева) и Владислав Мордасов. Фото: Василий Дерюгин / Коммерсантъ
Дело Baring Vostok

Инвестора из США Майкла Калви задержали по обвинению в мошенничестве 15 февраля, на следующий день его отправили в СИЗО. По версии следствия, Калви, зная о наличии у подконтрольного ему «Первого коллекторского бюро» долга в 2,5 млрд рублей, организовал продажу его акций банку «Восточный экспресс», что привело к фактическому хищению этих средств. По этому делу арестовали еще четверых — Вагана Абгаряна, Алексея Кордичева, Максима Владимирова и Филиппа Дельпаля.

Два месяца спустя Калви отпустили под домашний арест: к этому времени американские бизнесмены уже решили не ехать на Петербургский экономический форум. Инвестор даже просил следователя отпустить его туда, но получил отказ. Калви до сих пор находится под домашним арестом. За это время из-под стражи вышел только его коллега Филипп Дельпаль.

Под конец года обвинение всем фигурантам дела переквалифицировали с мошенничества на растрату. После ознакомления с материалами дела дело уйдет в прокуратуру, а потом в суд — там оно может оказаться в начале нового года.

Майкл Калви. Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ
Дела бывших сенаторов и министров

Первым громким делом в году стал арест сенатора Совета Федерации от Карачаево-Черкесии Рауфа Арашукова. С него сняли неприкосновенность прямо во время судебного заседания, после чего задержали по делу об убийстве, которое совершили девять лет назад — по версии следствия, Арашуков заказал убийство активиста движения «Адыге-Хасэ» Аслана Жукова и кандидата  в президенты республики Фраля Шебзухова.

В одной клетке с Арашуковым оказались его отец Рауль и двоюродный брат Руслан. К обвинению в заказе убийства добавились обвинения в участии в преступном сообществе, давлении на свидетелей и мошенничестве, а к концу года их родственников обвинили еще и в растрате. Сам Арашуков считает, что преследование «заказное».

Бывшего министра «Открытого правительства» Михаила Абызова обвинили в хищении четырех миллиардов рублей и организации преступного сообщества. За полгода следователи возбудили еще два уголовных дела против Абызова и угрожали его сыну изъятием из семьи, после чего он покинул Россию.

Преследование «иностранных агентов»

Если в прошлом году Роскомнадзор в основном блокировал Telegram, то в 2019 году ведомство стало массово выписывать протоколы «иностранным агентам». Сам список агентов за год сильно пополнился: ими стали фонды Льва Пономарева «За права человека», «Горячая линия» и «В защиту прав заключенных», а также Фонд борьбы с коррупцией.

За отказ признавать себя иностранным агентом организации штрафовали на 300 тысяч рублей, в дальнейшем такие же штрафы приходили им за отсутствие маркировки на официальных страницах. Руководители организаций получали штрафы в 100 тысяч. За год государственный бюджет получил от «иностранных агентов» 4,5 миллиона рублей.

Азат Мифтахов и дело о разбитом окне

Аспиранта МГУ Азата Мифтахова задержали в общежитии университета 1 февраля по подозрению в изготовлении взрывчатки. В рамках этого дела его перевезли в Балашиху — там он рассказал о пытках шуруповертом. По делу о взрывчатке математик провел в ИВС и судах почти неделю — следствие так и не нашло доказательств против него, и оснований держать аспиранта под стражей не было.

На выходе из ИВС Мифтахова снова задержали — уже по обвинению в хулиганстве. Математик стал обвиняемым по делу о разбитом в 2018 году окне: якобы он и его соратники Елена Горбань, Андрей Ейкин и Алексей Кобаидзе бросили дымовую шашку в окно офиса «Единой России» в Северном округе Москвы. Ключевой свидетель — он оказался засекреченным — опознал Мифтахова по «выразительным бровям», тогда как Кобаидзе своего предполагаемого подельника не узнал.

Мифтахову угрожали и раньше: уже осужденный по делу о применении насилия против полицейского, математик получал угрозы от авторов анонимных телеграм-каналов. За две недели до задержания у аспиранта прошел обыск, а в канале «Опер слил» оказалась копия его паспорта. Там же через несколько месяцев после ареста оказались и ссылки на его личные фото интимного характера.

Математику и его соратникам уже предъявили обвинения в окончательной редакции. Фигурант дела Алексей Кобаидзе в октябре уехал из страны, к Новому году в СИЗО находится только Мифтахов — там он стал автором научной публикации. До суда его дело может дойти уже в начале 2020 года.

Азат Мифтахов. Фото: Иван Водопьянов / Коммерсантъ
За какими судами стоит следить в 2020 году?

Театральное дело

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Дело «Седьмой студии» Кирилла Серебренникова в Мещанском суде слушают уже во второй раз. Серебренникова, Софью Апфельбаум, Алексея Малобродского и Юрия Итина обвиняют в мошенничестве: они якобы похитили 133 миллиона бюджетных рублей, выделенных в качестве государственных субсидий. Дело началось еще в 2017 году, в середине 2019 года его посреди разбирательств по существу вернули в прокуратуру. Прокуратура же заново отправила дело в суд. Подробнее о слушаниях можно прочитать в колонках обозревателя «МБХ медиа» Зои Световой.

Новое величие

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ

Процесс «Нового величия» начался в Люблинском суде в мае 2019 года. В создании экстремистского сообщества обвиняют Анну Павликову, Марию Дубовик, Руслана Костыленкова, Вячеслава Крюкова, Дмитрия Полетаева, Петра Кармазина и Максима Рощина — участников чата «Новое величие».

Против всех фигурантов дал показания «Руслан Д» — засекреченный свидетель под псевдонимом «Александр Константинов». Защита выявила, что «Руслан Д» на самом деле — уроженец Молдовы Раду Зелинский, и скорее всего, он связан с силовиками: они даже просили не раскрывать о нем информации свидетелей обвинения. Во время процесса из России уехал обвиняемый Сергей Гаврилов — он был под домашним арестом.

Основной процесс «Нового величия» уже подходит к концу: все фигуранты допрошены, суд выходит на стадию прений. Но в другом зале Люблинского суда идет повторный процесс против Павла Ребровского. Той же весной 2019 года его дело слушалось в особом порядке: за нужные показания против других фигурантов его обещали отпустить. Показания он дал, но получил реальный срок, после чего в основном процессе дал совершенно другую информацию. В итоге приговор отменили, а на новом процессе сейчас слушают свидетелей обвинения.

Дело Александра Шестуна

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

Бывший глава Серпуховского района Александр Шестун находится в СИЗО с 13 июня 2018 года. Его обвиняют в незаконном участии в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ), в мошенничестве, совершенном группой лиц (ч. 4 ст. 159 УК РФ), в легализации денежных средств в особо крупном размере (п. «б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ), а также в получении взятки (ч. 6 ст. 290 УК РФ). По версии следствия, в 2008 году Шестун незаконно передал в собственность аффилированной компании земельный участок по льготной цене. Позже были добавлены еще несколько статей обвинения — эпизоды тоже связаны с земельным мошенничеством.

Свое дело Шестун считает политически мотивированным: за несколько месяцев до ареста Шестун стал записывать видео, где говорил об угрозах со стороны подмосковного губернатора Андрея Воробьева из-за борьбы за закрытие свалки «Лесная». Он несколько раз начинал голодовки, которые заканчивались принудительными кормлениями. Последняя продлилась полгода — с 14 июня по 13 декабря, причем почти месяц Шестун даже не пил воду. В таком состоянии политика пытались ограничить в сроках ознакомления с делом: следователи даже приходили к нему в палату интенсивной терапии.

Расследование дела закончилось 19 декабря: его должны были направить в Серпуховский суд, но «для объективного следствия» прокуратура направила в Мособлсуд ходатайство об изменении подсудности. Жена политика Юлия Шестун в разговоре с «МБХ медиа» предположила, что дело будет слушаться «в одном из ручных судов» области — например, в Красногорском.

Дела об оправдании терроризма

31 октября 2018 года студент Михаил Жлобицкий зашел в здание ФСБ по Архангельской области, достал взрывное устройство и привел его в действие. Погиб только он, еще трое силовиков получили ранения. Взрыв квалифицировали как теракт.

Первым в СИЗО попал московский школьник Кирилл Кузьминкин, который якобы общался со Жлобицким. При обыске у него нашли порох и селитру — этого хватило, чтобы обвинить подростка в незаконном изготовлении взрывчатки и обороте оружия. Год школьник просидел в СИЗО, но в ноябре его отпустили под домашний арест.

По статье об оправдании терроризма обвиняют журналистку «Эха Москвы в Пскове» Светлану Прокопьеву. По версии следствия, она рассуждала в своей передаче о том, что государство «само воспитало» поколение граждан, которые борются с ним. В пример она привела взрыв в Архангельском ФСБ. Следствие по делу Прокопьевой завершилось в середине октября, но прокуратура вернула дело на доследование.

В декабре карельскую анархистку Екатерину Муранову оштрафовали на 350 тысяч за запись «ВКонтакте», которая, по мнению суда, оправдывала действия Жлобицкого. 

«Путин сказочный»: как россиян штрафовали за неуважение к власти в 2019 году

Природные катаклизмы и Грета: как мир «увидел» изменение климата в 2019 году

Бешеный принтер-2019: какие законы изменили нашу жизнь

Год бульдозера: архитектурные потери 2019 года

Итоги протестов 2019 года в цифрах: сколько власти заработали на штрафах

Религиозные итоги-2019: битвы за парки и города, педофилия, «не те» верующие

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

«Сами понимаете, откуда рапорт пришел — с Лубянки»: адвокат Магомед Беков о новом «экстремистском» деле в Ингушетии 

Россия и Украина подписали пятилетний договор о транзите газа